Акын Daily

3 Июн
2013

Автор: Сергей Данюшин

Восемь раз подбитый авиатор
слыл каламбуристом и буяном.
«Спичка – это женщина-оратор».*
[*Правда, ха-ха-ха?] Напившись пьяным,

он стремился к транспортному средству
всей душой, но засыпал одетым
на полу в прихожей. По соседству
жил биолог. Постигал секреты

радужного быта тараканов
в сумрачный общественный период,
рассуждал о судьбах океанов,
грезил, что уедет в город Рио-

де-Жанейро, тосковал по детству,
из еды предпочитал сосиски –
вот и всё о нём. А по соседству
обитали девки-одалиски –

женщины развратные по сути,
хоть и миловидные на рыло.
Некогда учились в институте.
Это их, похоже, и сгубило.

Рядом, в закопчённом хмуром зданье,
обитал поэт, бля буду, гений.
Он страдал от истовых страданий,
источая цикл стихотворений,

вышедших потом отдельной книгой
тиражом в немного экземпляров.
А сосед поэта был со сдвигом.*
[*То бишь идиот]. Он скипидаром

флору орошал на огороде:
рукколу, салат, редис, петрушку.
Эти штучки даром не проходят –
вместе с лейкой он попал в психушку.

Там он подружился с санитаром
и украл у санитара ножик.
Эти штучки не проходят даром –
санитар вломил ему по роже:

«Не со зла, а чтоб порядка ради.
Чтобы впредь не вышло бы скандала».
Дочку санитара звали Надя,
у неё был голос, и в La Scala

петь она мечтала,
но, увы,
с лошади упав, свернула шею.
Не сносила певчей головы.

Как-то раз,
с лошади упав, ушла в монашки.
Говорила: «Бог меня упас».

Лошадь эту сдали на убой –
вдруг она ещё кого угробит*.
[*Ибо ни к чему шутить с судьбой].
Помню, я у матери в утробе…

Вру: не помню. Школу помню, факт.
Баню. Стройплощадку во дворе.
На асфальте помню слово fuck.*
[*Не нашёл у брата в словаре].

Помню папу: папа нефть искал,
не жалея времени и сил.
Папа был порядочный нахал,
говорят. Но нефть он находил.

Чуя нефть, он восклицал: «Буровь!»
Прилетал задумчивый рабочий
и буровил. Первую любовь
помню смутно, хоть влюблён был очень.

Лошадь, стало быть, пошла в расход.*
[*Нежная Европа сожалеет].
Умертвлял её один урод,
все его дразнили бармалеем.

Он на самом деле был красив,
но носил порочные калоши.*
[*Те его полнили]. Умертвив
вышеупомянутую лошадь,

он разделся и побрёл в бордель.*
[*Обожал там появляться голым].
В поисках борделя семь недель
маялся по зачумлённым сёлам.

Через месяц умер и ещё
двадцать дней шатался без причины.
Связь времён порушилась* – [*насчёт
остального есть сомненья. Клином

ковыряя дней скорбящий дух,
можно обрести приют. В нём пусто
и светло. А сосчитать до двух –
злое немудрёное искусство].

Душно. Завалился горизонт.*
[*Жизнь, конечно, смрад, но многим в радость].
Опустив брезгливый божий зонд,
восклицает Бог: «Ебёна младость!»

* * *

заблудились глаза шерамура
в целлулоиде прерий
кукурузе
и силиконе

стальными ковбоями
притворились
раскосые небесные кони

не будет ни дня
ни пищи
ни судорог погони

мечтают ли фалабеллы стать пони
или сразу годзиллой
чтоб ничего не снилось

* * *

в морге

пожалуй ты была красива
такая сучья красота
скажи во имя хиросимы
пошто ты прыгнула с моста

зачем гвоздявым мирозданьем
расковырял болячку бог
торчу здесь пафосом придавлен
как златокудрый экивок

о как накурено в мертвецкой
о как бессмысленно вовне
пойду палёной водкой греться
при разухабистой луне

я океан в глаза не видел
ему же до меня вотще
нет дела заратустрый злыдень
парит как команданте че

над обгорелыми домами
над неизбывной синевой
над тем как подарили маме
в горох платочек носовой

как говорится не прощаюсь
где подписаться опознал
навряд ли кто-то за вещами
нет как по отчеству не знал

* * *

Ретроэлегия. Апрель.

У весны на расхристанном пузе невзначай благодать зацвела.
Чу! чихнула потешная муза – встрепенулась в камине зола.
Хрусталём разбиваются мысли о срамное величье нулей,
тучи книжным кагалом нависли, грозовой источая елей.
На потрёпанных клавишах крыши затаился, что твой крокодил,
Тот-чей-истовый-лик-не-напишут. Ничего передать не просил –
лишь вздохнул так светло и печально…
И сияет – аж спёрло в зобу –
полкило красоты в том хрустальном запотевшем, как стопка, гробу.

* * *

Космогония

Вот смотрит Пушкин на лягушку.
Вот снится бабочке Платон.
Айда ебаться на опушке
под довоенный патефон!

В траве кузнечик с пулемётом:
он, братцы, на своей земле.
Под разлюли солнцеворотом
планета мчит на помеле.


 

Один комментарий to “Акын Daily”
  1. Артём:

    Беда! Хорошая беда!

Оставить комментарий

(обязательно)


(обязательно)




я не дурак