О так называемом «духе времени»

9 Мар
2013

Авторская колонка Михаила Немцева

Приходит к тебе человек в гости или появляется в полночь в социальной сети, и начинается между вами разговор, и он говорит: время в которое живём — ужасно! Это подлое время, жизнь в нём требует согласия на предательство.

Этот человек не имеет в виду, что произошло во всём мире что-то такое; «мир» его слов сжимается до размеров страны, становится даже меньше – это всего лишь имя для той части социального пространства, где этот человек живёт. Потому что даже обитатели соседних квартир могут жить в столь разных мирах, что едва ли можно будет их аккуратно сравнить (какое подогнать основание?) Хотя понятно, что вы при этом разделяете какие-то части одной т.н. «реальности», здороваетесь, скидываетесь на ремонт лестницы… Так и виртуальный или реальный (плотский) гость может придти из какого-то другого мира, а ты сидишь на своей же кухне, рядом с окном, там — пара берёз в сугробе и за ними монбланы снежных отвалов (первый этаж, близко к земле). И вид из твоего окна настолько плохой фон для беседы о подлости времени… и думаешь, что ответить.

Нельзя же сказать, что, мол, времена не выбирают; теперь-то как раз выбирают, потому что времена стали пространственно относительными; если например, «здесь» наступает вечер истории, и наблюдателя обступают сумерки, то где-то «там» сумерки ещё совсем далеко; будущее наступает не равномерно, не везде, не для всех одно. Сел в самолёт, улетел в своё время. В то время, которое лучше подходит для тебя. А условный сосед остался там, где лучше ему (и это честно).

И нельзя сказать, что, мол, не бывает подлых времён. Вот ведь плутовство языка: твой родной язык так истончился, что некоторые темы на нём как будто уже и невозможно обсуждать. О подлости, о достоинстве, о чести как ни заговори – начнётся либо риторический политический штамп, либо поэтический троп. Скажут тебе «подлое время» — а ты вспоминаешь старые книги, автобиографичные монологи советских писателей… и что в ответ? Только вот это, только что подуманное: «времена не выбирают», мол – а это тоже цитата из песни старого поэта. А в то же время, не хочется и считать своё время «подлым».

…Это как бы настройка зрения: «подлость», приписываемая времени, это как бы его цвет. У будущего есть свет, а у прошлого – цвет (заметил В. В. Бибихин), а подлость и подобные вещи – это про «настоящее», это не цвет, не свет, а излучение. Что может быть иного от излучения, кроме замутнения в глаза, болячек, опухоли? (Но вроде бы бывают и благодатные изучения). Чтобы увидеть излучение, нужен прибор. А узнать об излучении времени, для этого нужно нечто другое – может быть, особая настройка взгляда, или даже особый орган, дополнительное чувство равновесия, что ли. Глядя в окно, видишь то, что мог видеть и сто лет назад, кто-то другой до тебя, природа не меняется; и отношения между людьми вроде бы тоже не меняются — всё те же отношения: удовлетворение потребностей, мелкие и большие мечты, амбиции, симпатии,  вражда, и как всегда в начале всего  – жадность, косность, бедность… Но так же и свобода, любовь, жалость, солидарность… В сплетении

этих нитей как-то следует обустроиться, чтобы «сделать своё», состояться, стремления воплотить и так далее. Общественная жизнь – это та же природа. Это заковыристый лес, со своими лесными законами джунглей, и вот уж выпало жить здесь и теперь. Самолёт унесёт тебя куда-то, но там другой лес, с другими хищниками — так не лучше ли…

Кто-то приходит и говорит: это время (время наступающее или наступившее «здесь» —  подлое; следует ли из этого, что обустроиться, состояться в нём значит — это состояться подлецом? Едва ли; такой максимализм… Научиться жить с подлецами? Почему бы, кстати, и нет: такой уж тут лес. Жизнь в лесу, жизнь как жизнь. «Сосуществование с негативом», так это состояние назвал бывший военнослужащий югославской армии Жижек.

Язык всё-таки подводит: скажешь «подлое время» — и… лучше не говорить: звучит это плохо, не по-настоящему, плакатно-блогерски.

…Ты отвечаешь: ничего, проживём-пробьемся, бывало и хуже. Поколениям тех, кто всю жизнь тяжело работал по колено в ледяной воде, было тяжелее; и там были подлецы. Но ведь не они определяли цвет времени? В любых временах люди просто живут.

Да, тяжелее было им. А представь, что это время сменится другим, и его излучение станет его цветом, и, глядя оттуда, окажется, что цвет подлости всё окрашивает. Обидно, например, всю жизнь заниматься полезным нужным делом, а в историю войдёт рассказ о том, как ты «отошёл» (прямо-таки точно следуя маминому совету в детстве: «задирают — отойди!»), когда кого-то рядом запинывают, хрипя от усердия, какие-то не особенно убедительные наглецы… А дело-то делал хорошее, но как его экранировать?

Но, в конце концов, гость или вестник уходит, и продолжаешь заниматься своими делами, пока не приходит полночь, конечно, это время ложиться спать.


 

Оставить комментарий

(обязательно)


(обязательно)




я не дурак