О вреде раздельного питания

31 Окт
2012

Все случаи очевидности, умозрительности, излишней эмоциональности, местечковости, аллюзий и неполного цитирования, а также повышенного содержания консервантов оставлять на совести автора. До востребования.

Школа перестала объяснять, что хорошо, а что плохо. Может быть, потому что с когнитивным диссонансом справиться не удается и самим учителям, каково уж объяснить детям. … Сложилась довольно неприятная ситуация, когда главный инструмент, кующий кадры для современной жизни, работает не только неэффективно, но и, скорее, во вред, выплевывая в жизнь … разочарованных, плохо образованных и зачастую очень дурно воспитанных граждан, убежденных, что своей цели можно добиваться любым способом… Важно быть победителем. Все остальное — обман. Пусть проигравший плачет.

Владимир Соловьев.
Рудольфович, конечно же.
«Враги России».

 

Оставим пока в покое нарочитую неуместность приведенной выше цитаты и попробуем начать с самого начала. И по древнему русскому обычаю — с не самых простых — лично для меня — вопросов.

Кто мы сегодняшние? Хотя для начала можно спросить: кто я? А кто ты? А ты? А Вы, дамочка? А ты, ты, ты, ты…? Но если на эти вопросы у кого-то внезапно и сможет найтись ответ-другой, то на вопрос «кто мы?» ответа почему-то не находится. Кто мы — современные жители — уже, к сожалению? — одной шестой части суши — народ-богоносец, открывающий братские объятья и своей кровью платящий за чужие грехи и ошибки, или же кучка плебеев, забирающие из кладовок хозяев, умирающих от старости и бессмысленности, продукты далеко не первой (и последней!) свежести? Сколько можно питаться только чужими идеями, под которые у нас и кастрюли-то подходящей нет — супы из Парижу в ихних кастрюльках у нас не каждому нынче не то что по карману, но даже по разумению. Куда уж нам, убогим. Да и страна у нас большая (пока что), пока эту кастрюльку до Сибири довезут… суп-то уже и того, в негодность может прийти. Но на разумные, с моей точки зрения, предложения готовить суп «на месте» — эх, не растут у нас трюфеля французские-то — или хотя бы сначала изучить нашу флору-фауну-колбасу-рыбу, чтоб, значит, и свой рецепт приобрести, нам отвечают: нет, это универсальный суп! Если у вас, понимаешь ли, не растет трюфелей, значит, и кухня у вас отсталая, и сами вы никудышные поварята. От как. Да еще и от пельмешков-то да вареников носы так брезгливо отворачивают. Пища рабов, грят. Так и сидим — вроде и пельмени есть стыдно теперь, и суп из Парижу обратно лезет. Видать, и пищеварение у нас пока еще недоразвитое. Как у вьетнамцев, которые, говорят, от советского коровьего молока мерли. Ну да лет пятьдесят опытов на живых людях сделают свое дело.

А если экс-тра-по-ли-ро-вать данный вопрос на все человечество — и на господ, и на лакеев, и на горных амазонок, так редко встречающихся на наших равнинах? Кто мы? Люди? Человеки? Пацаки? Венцы Творения? Вершина пищевой цепочки или всего лишь паразиты, ВИП — вирус иммунодефицита планеты? Задумайся, homo sapiens sapiens, куда идешь и можно ли про тебя сказать «се человек»? Не тебя ли днем с огнем … или согнули уже? К чему ты стремишься, венец Творения, — к звездам, к счастью вселенскому, к покою, к социализьму или… Да и жив ли ты? Или, быть может, все есть сон и пустота? Пустая пустота. В брюхе у кота. Are you dreaming?

А хороший вопрос — куда мы стремимся? В конце концов, куда трамвай катится? Что я могу на это ответить… Вперед он катится, товарищи, вперед — к преодолению модерна и постмодерна (хотя как преодолевать прустоту?) — сразу в послезавтра. Торопится трамвай, спешит. А что будет послезавтра? А поживем — увидим. На том и порешим. Или вы еще и ответов хотели? Нет, вопросы с ответами следует потреблять отдельно, утром вопрос — вечером ответ. И никак иначе.

Искренне Ваш,
К.


 

Оставить комментарий

(обязательно)


(обязательно)




я не дурак