Ромашки

1 Окт
2012

Авторская колонка Ирины Кузнецовой

Словно хрупкий юноша
О цветы забытые в полях
Вы напрасно вянете

Басё

Тепло уходит. И вместе с ним скоро свернутся в безнадёжной нежности увядания последние следы лета. Я хочу поговорить с вами о самом неприметном. Что может быть проще полевых цветов, они не злаки, которые лелеемы даже опавшие — ладонью Руфи, они не пышные и самодовольные розы, вечно выставляющие напоказ шипы в слепой гордыне, и не изысканные цветы граната или миндаля — скоротечные и недосягаемые. Всё проще незаметнее ближе к фону, едва уловимое, но замеченное однажды, никогда не скрытое из виду. Какие тайны они поверяют друг другу поворачивая жёлтые головки, оперённые белыми лепестками? Ромашки шепчут истории, может быть чьи-то засушенные мысли, которые превратятся в пыльцу, стоит прислушаться. Но если попробовать?

Jan Manchamp  Bloeiend landschap

 

Вот человек собирает белые цветы возлюбленной и поёт о том, как всего его наполняет тоска и желание скорой встречи. Но букет опадает, всё опутывает тлен. На месте Зибеля может оказаться каждый, кто не поддался искушению, но в таком случае даже отказ от чего-то неприметного в пользу остального не будет полным. Безликость в современном понимании предполагает осуждение, в то время как в восточной традиции единоличие и предпочтение частного общему — не коммунальному, а тому, что во всех изначально едино, — приводит к тому одиночеству и бесплодию, от которого нет лекарства. И тогда каждый холст распадётся на основу и утк.

Eom, Youn-Sook

 

Но если подойти ближе к земле во всех её проявлениях, но не пытаться исчислить песок. А только быть внимательнее и из витеватости мыслей, из чешуйчатого сухостоя слов вырваться на берег, где хотя бы на толику больше простора, где, может быть поле. А может быть море или гора. Но что-то несоизмеримое, что-то, что не оставит ни одной зацепки в голове, а мягко примет в своё величие во всех мелких частичках — тебя самого, увязнувшего было в чёте и нечете маленьких ромашек, маргариток, цикория, которые попадались по пути. Что ты такое, человек, если не перечень лепестков с ответом на каждом?

Nicholas Blowars Willow Gully II, Oil on canvas, 120 x 120cm

Chris Charlebois London Landing

Я хочу обратиться к тому, что почти не меняет цвета, останавливая экспансию светового дня, иди он на убыль или сияй непредсказуемо долго. То, что не изменяет своей сути, что настолько тождественно окружению, что почти забыто. Это может быть осыпавшаяся хвоя в пыли или вязь лишайника, опутавшая валун. Что-то из детства и старости одновременно, что-то без возраста и видимого назначения. Как линия горизонта.

Michael Ryan Sunset Seigy


 

Оставить комментарий

(обязательно)


(обязательно)




я не дурак