О вреде эмоций

30 Июн
2012

Все случаи очевидности, умозрительности, излишней эмоциональности, нетолерантности, аллюзий и цитирования, ворчания, а также необоснованных надежд оставлять на совести автора. До востребования.

Так, ладно, приступим. Разумеется, о вреде противоречий и без меня написали. Все мы хотим жить без противоречий. Разумеется. Все. Абсолютно все. И хотим. Только не получается. И дело здесь даже не во внутренних противоречиях, которые легко преодолеваются — путем расстановки приоритетов. И не надо говорить, что это не так. Даже герои Достоевского в итоге разрешали эти внутренние противоречия. Большинство современных нам людей — да-да, и я тоже — устроены намного проще. Просто зеркало нужно протереть, а после посмотреть внимательно. Хотя нет — вы же такие сложные, творческие… А теперь оставим весь этот пафос и честно признаемся себя: я прост, как правило на о/ё после шипящих. Ой, простите, забыл, не всем дано его выучить. Хорошо — прост, как жи-ши. Теперь медленно выдыхаем и решаем противоречия. Даже если это нелицеприятно — у вас всегда есть шанс исправиться. Ведь жизнь продолжается, пока никто не умер.

Внешние противоречия решаются куда как сложнее. Да, либерализм, свобода, толерантность… Помните, как у Довлатова: «Да здравствует свобода мнений! С легкой оговоркой — для тех, чье мнение я разделяю». Это — честно. А все остальное… У того же Довлатова: «На свободе жить очень трудно. Потому что свобода одинаково благосклонна и к дурному и к хорошему. Разделить же дурное и хорошее не удается без помощи харакири. В каждом из нас хватает того и другого. И все перемешано…». И вот это понять, видимо, не каждому дано. Да, не нужно сводить гомосексуалистов (как и мусульман, черных, клингоноговорящих и прочих) до уровня недочеловека. Хотя, не скрою, это очень заманчиво и просто. Да, я испытываю некоторую антипатию к ним. Но я человек и я несовершенен. И — чорт подери — я каждую секунду борюсь с собой. Но и нельзя делать их борцами за свободу, мучениками, святыми. Нельзя позволять геям неприкрыто лобызаться на улицах — да я готов и сам перестать. И не только потому, что я считаю это неестественным и неэстетичным, но потому что хватит вообще выносить личностное, интимное на обозрение. Хватит ходить нашим — самым прекрасным и самым дорогим — женщинам с голыми пупками и юбками, которые короче поясов. Можно выглядеть не просто привлекательными, но в высшей степени сексуальными и в скафандре космонавта. Я знаю. А аргументы типа «лето-жарко» вообще смешны — учитесь у жителей пустыни, в конце концов. Да и у нас прослойка воздуха делает свое дело. На себе проверено. А от духоты в общественном транспорте никакие стринги не спасают (этого не проверял, каюсь). В отношении мусульман – все сложнее. Но я помню слова одного азербайджанца, который говорил, что не нужно приезжать со своим уставом в чужой монастырь. Что толерантность — это терпимость. И просил вспомнить, что такое дома терпимости. Мы сами себя поставили в такое положение, что на нас плюют все. Может быть, пора что-то сделать?

Итак, господа, я призываю вас к нетолерантности. К нетолерантности по отношению к безвкусию, к неразборчивости. К нетолерантности в отношении ненависти по сексуальноориентированному, расовому, конфессиональному, идеологическому признаку. Но — прежде всего — нетолерантности по отношению к собственным порокам. К своему лицемерию и — пусть пока духовно-интеллектуальной — проституции.

А теперь расскажу пару своих банальных мыслишек, не относящихся напрямую ни к теме, ни к проблеме, ни к идее, ни к чему.

Мысль первая. О таком жанре — сначала литературном, придуманном то ли Эженом Сю, то ли еще кем, теперь больше киношном — как сериал. В моем детстве (и юности) большей популярностью пользовались сериалы типа «Крутого Уокера» и прочих, воспевающих удаль и силу. Теперь же — хотя удаль и осталась — больше в ходу герои интеллектуального склада (или мне так кажется). Грегори Хаус («Доктор Хаус»), Кэл Лайтман («Обмани меня»), Патрик Джэйн («Менталист»), Шерлок Холмс (новый «Шерлок», да и фильмы Гая Ричи), Ричард Касл («Касл»), Шон Спенсер («Ясновидец»), герои «Теории большого взрыва» и многие другие — вот, как мне кажется, герои нового времени. Интеллектуалы (более-менее), толком и не умеющие применить кулаки (ну, кроме того же Шерлока Холмса, который стал не просто боксирующим детективом, но звездой свободного боя — в обоих, кстати, вариантах). Конечно, подобного рода творения во всех видах искусства были всегда, но именно сейчас они входят в силу — быть может, как показатель вступления человечества в постиндустриальную эпоху, в «экономику знания»? Наблюдение — банальность, но что-то в этом есть.

Конечно, всегда в моде и полные придурки–бабники-неудачники типа Хэнка Муди («Блудливая Калифорния») и Чарли Харпера («2,5 человека») — но ведь и они больше тяготеют к интеллектуальной сфере, чем к кулакам.

Мысль вторая. Несмотря на уже упомянутую инновационную эпоху знаний, мы знаем все меньше. Я не говорю об универсальности человека Просвещения или энциклопедистах. Я говорю об «одноразовости» наших знаний. Не помню, было ли такое у Э.Тоффлера, по-моему, нет. Зачем нам — большинству — что-то знать-запоминать, если есть интернет? И так мы и готовимся к экзаменам, получая одноразовые знания.

Ладно, пора заканчивать. Сегодня главная проблема, вставшая перед нами, — как научиться уважать себя, не унижая другие народы (вероисповедания, сексуальные ориентации и проч.)? Даже не научиться, а вспомнить. Вспомнить, каково это — быть Русскими (sic!), не впадая в смешной национализм? Ведь истинное превосходство — оно не в унижении другого, а в попытке понять его и — если нужно (далеко не всегда) — поднять его на свой уровень. Оно в любви. На то мы и люди.

Пытаюсь сам. И прошу вас.

Искренне ваш, К.


 

Один комментарий to “О вреде эмоций”
  1. Михаил Н.:

    Да, у Тоффлера такое было.

    А я люблю целоваться на улице. Вообще везде где хочется.

Оставить комментарий

(обязательно)


(обязательно)




я не дурак