О неудобстве противоречий

30 Июн
2012

Авторская колонка Михаила Немцева

Сначала — тривиальная мысль: надо ценить и пестовать противоречия. Как это делали мудрые люди древности. Обычно противоречия мешают — хочется, чтобы шли по задуманному (и накатанному) общение, рассуждение, размышление, действие. Есть противоречия-парадоксы, неизвестно откуда берущиеся; есть противоречия-претыкания, когда «мир даёт сдачи», действительность оказывается действительной, в общем, спотыкаешься, и хорошо бы этого не было. Можно заметить, с этого претыкания и начинается всё серьезное — размышление, рассуждение, поступок. Но и это заметить… хорошо бы этого не было. Психологически естественно обходиться без противоречий (тут я удерживаюсь от того, чтобы нарисовать смайлик, разгоняя собственное рассуждение — слово «естественно» чересчур многозначно, чтобы я сумел его богатство использовать в этой и последующих фразах, так оно и останется здесь торчать намёком на недосказанный смысл, для того был бы и смайлик).

Те, у кого следует (всегда следовало) учиться философии, и в первую голову сам же Философ, относились к противоречию как к точке опоры, как к залогу будущей возможности, пожалуй, даже любили его в этом смысле. Но, исходя от противоречия, мысль должна была двинуться дальше, противоречия преодолеть и выйти к непротиворечивому – однозначному: знанию, поступку, позиции, суждению. У того же Философа читаем, что первее всего – знать, что что-либо не может быть и в то же время не быть – то есть не может (не должно) противоречить самому себе. Обнаружив противоречие, классический философ принимает его как вызов и с этим вызовом справляется (иначе не было бы его философии). Как в метафизике, так и в этике, противоречие между, например равнозначимыми причинами поступить в противоположные стороны, не только движущая сила многих драм, он и вызов: нужно изобрести новый способ думать о собственном поступке, чтобы из этого противоречия «выйти в сторону». Избежать растаскивания. Или же избежать невыносимого.

Так патриот, вынуждаемый покинуть Родину тиранией, изобретает себе новое Отечество — например, так: «моё отчество всё человечество», говорит он. Значит, можно жить и после изгнания (теперь уже, оказывается, изгнания из этой отдельно взятой страны, а не с Родины «вообще», что было невыносимо). Незачем пить яд или стреляться на пароходе… Хотя Родина тебя изначально старается поймать на противоречии, чисто этическом, между невозможностью остаться и невозможностью не-остаться, покинуть, сгинуть, бежать.

Противоречие как начало изобретения. Изобретения как, в сущности, просто требуемого тут «выхода вбок», движения в ещё неизвестную сторону. На таком внимании к инициирующим противоречиям выросла диалектика, затем диалектическая логика; но у Гегеля всё-таки противоречия сходились, в конечном счёте, к Абсолютному единству. Поскольку бесконечное или абсолютное противоречие немыслимо — и, следовательно, было для него физически невыносимо. Тот, кто пытался мыслить абсолютное противоречие, так и оставался в философии маргиналом, потому что неизбежно становился мистиком (может быть, только мистическая теоцентрическая философия и может вынести бесконечное противоречие), да и этики никакой из него не вытянешь, так или иначе придётся противоречие «снять» новой ценностью или новым методом вИдения. Если не «снимешь» — так и пожалуешь, честно, в компанию самых безнадёжных героев Фёдора Михайловича.

Но абсолютным противоречий вроде бы мы до сих пор знаем только два, а именно: противоречие конечного и бесконечного (мы все здесь — и Он там, как бы наверху), противоречие единого и многого (когда и как единица превращается в двойку, а точка сливается с другой точкой?) — но логически это вариант первого. А частичные, временные и снимаемые противоречия здесь и там непосредственно узнаются, как бы сами являются или скачут навстречу, успевай распознавать и не отворачиваться как от простых бытовых или психологических неудобств. Начиная с моей собственной невозможности написать то и так, что и как я хочу (маленькая такая борьба формы и содержания), из-за чего возникает непосредственно в пальцах суетливое ощущение, что лучше бы тут вот смайлик нарисовать или поставить многоточие и т.п. … но ведь не стоит поддаваться, даже такой мелочи.

«Умом» понятно, что из-за противоречий выглядывают, как за спины страшилища, возможности изобретения. А это самое достойное занятие для человека – изобретать (для интеллектуала – изобретать язык, стиль, решение, метод, этику, общность, сообщество). В то же время хочется, чтобы их не было, жизнь (в широком смысле слова) была бы проще и уютнее.   Философ Пятигорский говорил, что думать надо о том, о чём думать интересно. О противоречиях думать интересно, в общем-то, только о них и интересно по-настоящему. Далее: думать противоречиями, извлекая энергию из их интенсивного противо-речния (это собственно и есть диалектика). Как-то надо при этом привыкнуть к неудобству и к решимости на то, что в итоге – не получится, и противоречие не сомкнётся, а выхода «в сторону» не будет.


 

Оставить комментарий

(обязательно)


(обязательно)




я не дурак