О гибкости

1 Май
2012

Авторская колонка Михаила Немцева

Свойственно человеку — противостоять. Certare humanum est, «бороться — это человеческое», сказали бы древние. И внутренне это ощущается как само собой разумеющееся: так и должно быть, ведь конфликт рождает всё самое интересное в интеллектуальной жизни, и живая повседневность отстраивается «от» конфликта. «Против кого дружите?»

Спорить с другими-чужими, упираться, конфликтовать — это сравнительно-простое и предсказуемо-понятное занятие. Труднее вообразить себе, каким образом можно было бы вместить в самого себя (в голову? в душу?) разные несовместимые голоса и не накладываемые одно на другое видения, вообразить некую способность вообразить вслед за другим то, что она/она/они там в себе самим себе воображают — и двигаться дальше «в этом». И зачем? Можно ли считать гибкость одной из добродетелей? Такую гибкость, с которой проникают в чужое непроницаемое и мыслят немыслимое.

Думается, что «гибкость» для большинства людей несовместима с достоинством, силой и качеством их занятий. Это не нравоучение. Сила утверждается в противостоянии другой силе, так же как серьезный тезис — это всегда контр-тезис. И надо спросить философа, против кого он пишет, чтобы понять — что он пишет. Достоинство — в готовности отстоять его, в драке так в драке. Права не дают, их берут и т.д.

В то же время, гибкость кажется привлекательной способностью быть кем угодно — формой такой способности — если не жить внутри любой другой жизни, по крайне мере, проникать в чужое сознание, чужие (другие) мысли, чувства и таким образом оказываться вне себя самого.

Но понимание прикалывает, когда перед тобой нечто, явно достойное понимания. Нет внутреннего сопротивления «этому». Ну а если приходится иметь дело с негодяйской жизнью?

Интересная ситуация возникает, когда встречаешься с невероятным. Не с «глупостью» (кстати, что именно так называется?), а с чем-то, что невозможно продумать. Когда кто-то принимает, что число пи равно трём, и предлагает на этой основе решить ряд сложных проблем, или допускает, что на планете в принципе может поместиться только 10% тех, кто на ней уже сейчас помещается, и решает с изумительной настойчивостью — куда и как девать остальных… — так вот если принимать это всерьез, можно остолбенеть. Оказавшись поблизости от жизни, в которой твои вроде бы ценности переставлены наоборот, что последнее там каким-то образом стало первым, а твоё «первое» вообще не просматривается — да как такое вообще возможно? Как можно жить-то так? Хочется отгородиться от «этого» — но не отгородишься, кругом и так чужие отгородки, и сдвигаться часто некуда, да и — с чего бы? Достоинство и самостояние!

Чаемая гибкость может быть оправдана только стремлением к свободе. Быть любым, быть «кем угодно», двигаться в любую сторону. Значит: и проходить через эти заслоны немыслимого. Может быть, чем не-со-сообразней «другое» — тем лучше, невероятные жизни, обманчиво неузнаваемые.

Чувство самосохранения требует знать и помнить: кто ты и откуда исходишь. Если чересчур упражняться в понимании — можно обнаружить, что не исходишь уже ниоткуда, и что настоящего «тебя» нет. Сам я не способен в сколь-либо серьезной степени двигаться таким образом. Страшно: невозможно заниматься тем, чем я занимаюсь — и не держаться за самого себя, каким я себя до сих пор знал, а кто мне говорит, что возможно — врёт. Однако хорошо то, что даже в этом банально-бедственном положении можно «упражняться» в гибкости, пытаясь понять то, чего понять не только нельзя, но и не хочется (опять, кроме банальной «глупости», но: безумие, манию, паранойю и т.п.). Нужно приискивать работы, позволяющие это делать. Может быть, всевозможная гибкость — один из немногих действенных способов хранить свободу. В окружении тех, для кого свобода — это, прежде всего, свобода сказать «нет!» (что нельзя не одобрить), уметь сказать «…и при этом “да”», и попытаться войти куда-то ещё, не увлекая за этим самого себя. Хотя бы — продумать чужую мысль без непосредственного изобретения причин её не продумывать, т.е. аргументов против, несогласий, усмотрения слабостей, и т.п. Почти невероятное умение.


 

Оставить комментарий

(обязательно)


(обязательно)




я не дурак