Нулевое окончание

31 Мар
2012

Автор: Анастасия Черкасская

Вся наша (да и ненашенская) культура (да и бескультурщина) пронизана вечной, как Сонечка Мармеладова, темой — темой любви. Не менее вечный и не менее пронзительный Аристотель однажды сказал, что поэзия «философичнее и серьезнее истории, ибо поэзия больше говорит об общем, история — о единичном»[1], а о чем поэзия говорит чаще всего? Конечно (т.е. бесконечно!), о любви! Да и что может быть более всеобщим, чем чувство, вызываемое единичным (т.е. единственным) человеческим существом… Впрочем, не только им, ведь у любви сортов больше, чем у сыра или вина, — и к Родине она бывает, и к берёзе, и к сакуре, и к трём апельсинам. Любовь разная и должна быть разной, и вообще — любовь должна быть, есть и пить, а также:

Любовь должна быть, как бумага,
чтоб и корабль, и самолёт, и журавлик в руках.

Любовь должна быть, как Кижи,
и никаких гвоздей!

Любовь должна быть, как волосы, —
не зубы —
Мягче и длиннее.

Любовь должна быть, как локоть,
близкая, но не кусачая.

Любовь должна быть, как форточка, —
не дверь, не окно,
но тоже выход в мир,
или вход во внутренний покой.

Любовь должна быть, как каблук,
делать выше и лишать комфорта.
И, непременно, оставлять следы.

Любовь должна быть, как варенье
малиновое,
и лечить от холода.

Любовь должна быть, как рюкзак,
освобождать руки,
но иметь свой вес.

Любовь должна быть, как Пушкин,
нашим всем!

 

Любовь как часть речи и как её смысл

Любовь — имя (её/его имя прописью) существительное, меняющее существование и делающее его (её) твоей жизнью.

Тут сразу возникают вопросы «Кто?», «Что?», «А ты меня?». Но надо помнить, что это не имя собственное, хотя иногда и передается по наследству, но не сдаётся в ломбард, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла, не радуется неправде…

Любовь не одушевленная, а одушевляющая всё. Но винительный падеж может портить дело, истина не в винительном, а глазам кроликов любовь — незнакомка.

Любовь женского рода, но не пола, и не к полу склоняет дух, но к потолку, в идеале — к небу. И никаких «пол-» — только всецело.

Падежи, падения, взлеты — тоже свойства любви, но главный, пожалуй, творительный. Для сотворения мира.

Любовь, как абстрактное, знает только единственное число, но стоит ей стать конкретной, как единством становятся двое, а числа иногда становятся датами.

В предложении любовь играет роль… Впрочем, бывает и по расчету.

Любовь – основа бытия.
Любовь имеет окончание. Нулевое.
А ноль окончания не имеет,
он круглый,
как монеты,
что положат на веки
(навеки),
когда
круг замкнётся.

 


[1] Аристотель Поэтика // Аристотель Соч.: в 4 т. — М., 1984. – Т.4. – С.655.


 

Оставить комментарий

(обязательно)


(обязательно)




я не дурак