Незабудка в проруби

31 Мар
2012

бильдунгсроманс

Автор: Сергей Данюшин

В школе я был застенчив, как тургеневская барышня. Первый раз мне случилось поцеловать девушку на выпускном. У неё были ровные ноги и безумно привлекавшие меня своей матовой мутностью глаза, казавшиеся голубыми. Я мечтал о любви шумной: с надрывами, изменами, рваными гондонами и морем недорогого алкоголя. Как в кино* по Буковски. Без ума я от неё не был, но в незначительных делах, как известно, важна не искренность, а стиль.

Мы вышли на крыльцо покурить, и я иронично ей признался. Мол, ехал вчера в трамвае, увидел, как ты переходишь улицу на жёлтый сигнал светофора, и вдруг с пронзительной ясностью осознал: влюбился. Исполнено было посредственно. Тем не менее, ежевечерне анализируя этот эпизод в течение последовавшего за выпускным лета, я, как правило, оставался собой вполне доволен.

Целовалась она со знанием дела. Наверное, тренировалась на кошках. Крупных и хищных. Всю ночь мы клялись друг другу в разного рода вечных чувствах, выкурили две пачки китайского Marlboro, после чего отправились на набережную встречать рассвет.

Через несколько дней она уехала на Украину к бабушке, у которой отдыхала каждое лето. Судя по её рассказам о сексуальной активности местного населения и о том, как чуден Днепр при тихой погоде, ей там нравилось. Душными малоросскими ночами стады парубков бродят по обоим берегам вышеупомянутой водной артерии, ища, кому бы присунуть, а река вольно и плавно мчит сквозь леса и горы полные воды свои.

До её отъезда мы слонялись по улицам втроём, вместе с её подругой, подтачиваемой изнутри тем же малоприятным осознанием неизбывности своей девственности.  Она тоже с кем-то там целовалась на выпускном и до сих пор не могла прийти в себя. Моя мутноглазая томно рассказывала нам про предыдущие украинские каникулы: про Валерика, который был слегка идиотом, но к которому она, тем не менее, испытывала. У Валерика, понятное дело, был друг Мыкола, без влечения к которому тоже не обошлось. Сначала у них был mnage trois, а потом к ним присоединился Олександр, только что освободившийся с зоны. Ох!

Однако высшим её достижением были пятеро футболистов* из какого-то клуба второй лиги. Парубки в бутсах не теряли настроя на борьбу даже в межсезонье. Правда, моя тоже была не одна, а со своей двоюродной сестрой-хромоножкой, но я всё равно был восхищён. Что до подруги, то та вообще валялась без чувств. Вот она, магическая сила слова!

Дабы поддержать разговор, я неуклюже мял её грудь, оказавшуюся, вопреки моим надеждам, размера дай бог полуторного, и с претензией на необузданный темперамент сопел ей в затылочную кость. На вокзал я её провожать не ходил.

Через пару дней после нашего расставания я был увезен на дачу, где страдал и был как никогда счастлив. У меня была отдельный летний домик – с задвижкой*, – в недрах которого я вдоволь предавался мечтам о том, как осваиваю её влажные и жаркие глубины, ещё дымящиеся после пяти футболистов.

На даче я с успехом изображал свободного от предрассудков богемного юношу, но девственности так и не потерял, а всего лишь крепко получил в морду от деревенских где-то в начале августа. Это заставило меня в корне пересмотреть доктрину. Я перестал курить траву, сжёг порножурналы и ограничил себя в употреблении слова «жопа» в устной речи.

По возвращении в город в моей жизни наконец-то появилась Она. Потом Их как-то незаметно стало две. Справиться с наплывом чувств я был не в силах: начался пошловатый французский водевиль с переодеваниями, нерасслышанными фразами и судорожными перебеганиями из одного корпуса института в другой. Мама не одобряла, но я был уверен, что в глубине души она мной гордится.

После Нового года обе меня бросили, так и не познакомившись друг с другом. По этому поводу я передумал делать обрезание и принимать ислам. А на День Советской армии* и Военно-морского флота одна чрезвычайно милая барышня, склонная, правда, к излишней для её возраста полноте, подарила мне швейцарский перочинный ножик stainless china, и сердце вновь горело оттого, что не любить оно не может.

_____________________________________________________________________

*КИНО, нескл., ср. Чума ХХ-го века, зародившаяся, как и следовало ожидать, во Франции.

*ФУТБОЛИСТ, -а, м. Позднейшая мутация homo faber.

*ЗАДВИЖКА, -и, ж. Ведущий атрибут экзистенциально-общинной формы жизни.

*АРМИЯ, -и, ж. Основное – наряду с высшим образованием – проклятие самцов homo sapiens.


 

Оставить комментарий

(обязательно)


(обязательно)




я не дурак