О простоте как обманке

29 Фев
2012

Авторская колонка Михаила Немцева

Жить как можно проще. Это многим знакомый, и внутренне-привычный миф: «жить проще». Говорят об этом с лёгкой улыбкой как о продуманных идеях, мечтаниях, придумках (на самом деле, ни фига не продуманных), о том, что помогает жить лучше. Не все, но кое-кто; а другим помогает жить знание, что всё лучшее в их жизни принадлежит семье и конкретным детям, третьим же даёт силы вера в будущее (будущую свободу, будущую власть, будущий достаток), но о них я писал в других местах. А те, кто хочет «жить проще»?

Откуда эта придумка, что можно так вот просто уйти «в леса» и жить в хижине? Дурацкая, прямо скажем. Жан-Жак Руссо, Генри Торо и так далее. Дурацкая (говорю я, хотя я сам в лесу-то пожил бы, ух, пожил ба!) Но эта мифическая фигура кого-то, когда-то зачем-то ушедшего от людей и где-то там живущего «вне общества», существует в разговорах (значит, и в мыслях) об общественном и общественных отношениях на правах некой «точки отсчёта». Как будто действительно существуют какие-то такие люди, и можно даже захотеть стать одним из них.

На самом деле — о, на самом деле эта точка отсчёта, восстанавливающая привычные координаты повседневности как раз в её привычности. Восстанавливаются они одним движением мысли, в два хода: во-первых, думается, что можно уйти в леса и там жить — в хижине, домике или как-нибудь; таким образом избавиться от всей этой социальной тесноты и обязательств тоже; во-вторых, думается, что этого сделать нельзя, и потому что технически сложно, и потому что есть «здесь» то, чего оставить нельзя, например родовые обязательства — следовательно, этого «ушествия» никогда не случится, и можно жить всё так же по-прежнему. Ну, то есть «и я бы мог, но я не могу, значит, я так и буду». Фигура беглеца от общества, «ушельца», могла бы быть темой медитаций — не будь она такой содержательно скучной, даже бедной. Хотя мы узнаём из разных источников о том, что кто-то, мол, так и сделал. Такие решительные люди чаще всего вызывают только слабое любопытство. Даже средства массовой информации не научились переваривать их, превращая в генераторов каких-нибудь популярных медиамифов. Они просто не нужны. Кто действительно «выпал» из этого мира, мира людей — тот неинтересен. И потому, что с него нельзя «снять» наполнения для собственного мифа о самом себе — не сопоставлять же себя, в самом деле, с разнообразными робинзонами; и потому, что говорить о них — слов нет: что те, что есть — не работают, а другие надо изобретать. Но стоит ли.

В то же время, хотелось бы, пожалуй, жить так, чтобы суета, вынужденная подвижность этой вот наличной реальности — ментальная сверхподвижность выматывает мощнее необходимости туда-сюда бегать, право же — не мешала, собственно говоря, жить. Не в лесу — излишняя романтика — ну так хоть здесь, как получится. Ресурсу не следует становиться чем-то сверхважным, но он норовит это, как правило, сделать; за свободу, если хочешь её, приходится чаще всего бороться с собственной повседневностью.

Для этого кажется важным избавиться от всего лишнего. А лишнее всегда находится. Не только обязательства перед людьми (больными родителями, детьми…), но — вещи, притягивающие внимание. От недочитанных до недописанных книг; проекты; переживания, которые навязчиво приходится повторять. Страсти с их многоэтажными многолетними узлами — попробуй, забудь о!

Чистка своей жизни ради её обновления в простоте — тоже миф массового сознания, в каждой голове осаждающийся чуть-чуть по-другому, такой же, как предание об «ушельце», которого впрочем, никто не видел, но которого можно себе представлять (особенно этим любят заниматься вчерашние подростки, и особенно летом, когда можно в лесу и без избушки жить). Потом обнаруживается, что само по себе изгнание лишнего не даёт ничего особенного. Даром что не заканчивается.

Но ты можешь оказаться в пустой комнате, посреди дней, в которых больше нет утомительной занятости, оторвавшись от того, от чего можно было оторваться, наедине с простотой и пустотой, и всё же остаться самим собой в нехорошем смысле этого слова. Там ничего не будет происходить, и останется чистое время, и ты с ним лицом к лицу. И допустим, атмосфера повернулась тебе хорошей стороной в виде немыслимо ясной погоды — и вот, простота: только небо, только слоистый воздух, только свет лучами в разные стороны, только то и это…

И что же, и ничего; «простота» как ценность может далеко завести, даже в порядке мысленного эксперимента, но там не будет ничего особенного — главное: ничего поучительного. Такой ничем не заканчивающийся, как этот текст, миф.


 

Один комментарий to “О простоте как обманке”
  1. Алексей:

    Читаю ваши статьи, и такое двоякое чувство – вот с одной стороны, здорово – очередной миф идентифицирован, теперь он не может повести по ложному пути, например. А с другой стороны – удручает то обстоятельство, что в массе своей люди сплошь «состоят из мифов». И ведь в лес теперь даже не сбежать от них… =(

Оставить комментарий

(обязательно)


(обязательно)




я не дурак