Зима тревоги нашей

29 Дек
2011

Автор: Татьяна Злыгостева

В предпраздничной суете и мысли какие-то суетливые: перескакиваешь с одного на другое, соединяешь несоединимое, хочешь сказать о самом главном (потому что Новый год — самое время говорить о главном), а получается — о банальном; пытаешься написать текст о Родине, а пишешь снова только о себе самой. Возможно потому, что о Родине — невероятно тяжело, невыносимо. Другое дело, что разговор о ней — почти что всегда моветон, а нынче — совсем другое дело, тот самый момент, когда и можно, и нужно. Поэтому я все-таки попытаюсь. Пусть сбивчиво, издалека и не слишком по делу — в том виде, как его понимают большинство пламенных публицистов, принявшихся рассуждать на тему последних событий в нашем большом и холодном общем доме.

Итак. Люди склонны мучить друг друга. Нам нравится. Ничто не доставляет так, как это.  Мы заставляем других платить нашу собственную дань, ходим по головам, как по воде,  превращаем вино в бокале ближнего в уксус — зачастую не ради шкурного интереса, но по застарелой и теперь уже почти бессознательной привычке получать удовольствие от страданий другого. Понятно, что практическая сторона вопроса тоже имеет вес: апельсина, как прежде, продолжает не хватать на всех, но ведь даже если бы он стал бесконечным, как вселенная, пожалуй, все равно бы не хватило. Вот так смотришь утром в зеркало и думаешь — да уменьшись же ты, мое больное большое эго, наконец, ведь противно и горько, смешно и жутко. Уменьшиться не получается ни у меня, ни у кого-либо другого. И вдруг понимаешь: людям очень тяжело любить людей — при таких-то раскладах. Но мы — любим, любим трудно: навзрыд, взахлеб, на разрыв аорты. Трудно любить человека.

Но вот, к примеру, Родину, любить еще трудней. Особенно нашу. Ну, чего говорить-то, вы сами знаете. Уж сколько мы ее любили, Лилечку нашу распроклятую, а уж нас она как любила и куда — достаточно последовательно повспоминать историю России, и эта история не оставит вам ни малейшего шанса сохранить в душе даже маленькое зернышко надежды. Но разум —парадоксов друг, а душа — уж тем более. И красивые интеллигентные люди изготавливают остроумные плакаты, выходят на площади, собираются в многотысячные толпы — надеяться вместе. Все это прекрасно, но ведь История и Люди — это не две большие разницы, а одно целое. Мы, бывшие рабами так долго, что теперь уже даже перестали замечать свое рабство, ропщем на барство, полагая, что в существующей ситуации нет никакой нашей персональной вины. Что все это — только Они, одни Они виноваты. (Кстати, изначально Они — это тоже люди, пусть теперь и бывшие.) Но ведь, возвращаясь к постулату о том, как люди любят друг друга мучить, мы, россияне, мучаем друг друга совершенно по-особенному.  В некоторых других местах на земном шаре людям приходится все-таки немножко уважать друг друга — так у них исторически сложилось. Мучают меньше. Не то мы. Мы громко ругаемся матом в общественном транспорте, мы хамим всем и всюду, мы высокомерны и неулыбчивы, мы бросаем окурки и другой мусор прямо на землю, мы не убираем за своими собаками, мы пьем пиво на детской площадке и оставляем бутылки прямо там же, в песочнице, мы громко сверлим, мы плохо спим по ночам, мы боимся кризиса, дефолта, президента, ночного татя и беса полуденного, мы не соблюдаем чужих прав и не умеем отстаивать свои, мы прячем в петлице топор, мы громко обсуждаем свои личные проблемы по телефону в маршрутке, мы посещаем акции протеста, но одновременно потихоньку ежедневно тираним близких, мы хорошие и плохие, злые и добрые, и от всего этого по праздникам нам обычно бывает ужасно весело.

Но именно в этот новый год мне почему-то очень хочется, чтобы нам не было больше ужасно весело, хочется — чтобы было светло и честно, легко и уверенно: мы — вместе и мы готовы стоять друг за друга. Пусть тревожно, но по-настоящему празднично — наконец-то мы ощутили себя НАМИ.

Иллюстрация работы Ирина Кузнецовой

Дорогие россияне! Золотые мои, пожалуйста, давайте в этом году не будем грести под себя и грызть друг друга. Участковый терапевт, перестань считать пациентов идиотами и помехами заполнению бумажек и карточек. Библиотекарь, я знаю — у тебя маленькая зарплата, но улыбнись хоть разочек, ну чего тебе стоит? Кондуктор, тебе тоже тяжело, но «взади» обязательно рассчитаются, не кричи так истошно — уж не звери мы дикие, а просто усталые пассажиры. Мелкий чиновник! Перестань отрабатывать свой комплекс неполноценности, унижая и без того задерганных посетителей. Судья! Не бери взяток — ведь есть и высший суд. Водила, полегче на поворотах. Преподаватель, офисный клерк, начальник отдела, студент, гаишник, мент, завхоз, секретарь, заместитель директора. Лекарь, аптекарь, библиотекарь. Повар, кондуктор, художник, портной. Россия — это мы.

Будем людьми
и так — 
победим.


 

Оставить комментарий

(обязательно)


(обязательно)




я не дурак