Отход на север

1 Дек
2011

«Я готов отступить от тепла на север,
Но почему это звучит как приказ?»

Nautilus Pompilius «Отход на север»

— Зачем ты эмигрировал в Сибирь, сука? — тряс мальчика в очках мужик в дырявом зипуне.

— Сибирь для суровых, Сибирь для снега, возвращайся на свои юга и жри там зелёные арбузы, а наши поля не топчи! — раскалялся он, а мальчик молчал и думал: «Если ему полукругом состричь бороду, то ей вполне можно будет убирать снег и копать картошку летом».

Они стояли посреди заснеженного русского поля, словно два потерянных коня, и каждый был по-своему прав и необходим другому, как бывают необходимы друг другу параллельные прямые, ни для чего, просто так, хотя бы ради продолжения диалога.

Что это было?

Фрагмент моей внутренней речи, обращённой к самому себе, который я периодически прокручиваю в своей голове, задавая один и тот же вопрос:

— почему ты эмигрировал в Сибирь, Иванушка?

Ответы на него постоянно меняются, как нецензурные эпитеты, но неизменно одно: уверенность, что по-другому быть не могло.

Причины две:

— в детстве я слишком много слушал альбом «Чужая земля» любимой тогда, и сейчас приходящей по-новому, группы Nautilus Pompilius.

— случайно.

Тем не менее, факт остаётся фактом: родившись в прекрасном / и единственно-любимом/ городе Алма-Ате, КАЗССР, прожив там в тепле и уюте 18 лет, и, в общем-то не собираясь ни в коем случае уезжать оттуда, я вдруг переехал в Сибирь. Формально: получать высшее образование, на деле — см причину № 1.

Ни здесь, ни там жизнь не была бы ни лучше, ни хуже, я приобрёл и потерял бы ровно столько, сколько заслуживаю.

Хотя очень горько понимать, что в том доме с жёлтым скрипящим паркетом и окнами в сторону гор, сейчас никого нет, даже идиотической 14-летней кошки. Невозвратное, отсечённое, любимое. Сердце моё, какой твоей долей я заплатил за отход на север?

Саднит.

Но суть в том, что переезжая в абсолютно незнакомое место, получаешь шанс создать всё заново, придумать жизнь по мере собственных сил. Живя в месте своего рождения, ты как будто и не выбираешь условия, а только достраиваешь то, что уже было.

Я ничего не знал Сибири, Академгородке, НГУ и особенностях местной жизни. Единственным проводником был мой старший брат, но он не очень много рассказывал о нравах и местности, и к тому же, я совсем не знал, какой он там, а здесь его уже почти не было. Он эмигрировал абсолютно сознательно, потому что это было перспективно. Я просто поехал за ним два года спустя.

И эти полтора дня в поезде были полны самого демиургического ожидания. Я ехал и творил свою будущую жизнь, сам даже не подозревая того. Выдумывал на неизвестное количество лет вперёд, определял по внутренним приборам те условия, которые будут моими, и только они. Помню, как тогда мне хотелось высунуться из окна поезда по пояс и кричать и радоваться, ведь каждый новый километр был моим кровным творением. А как, скажите ещё представлять себе жизнь, о которой ты ничего не знаешь? Ведь она может абсолютно любой: от позорного вылета на первом курсе, до художественного запоя и научной карьеры! Мне даже хотелось писать дурацкие пафосные стишки со строчками вроде «с цветаевским дерзким замахом выброситься из поезда/ выйти в окно до пояса». Слава Богу, что даже тогда хватило мозгов не дописывать сиё благолепие. Единственной мерой того, какой будет новая жизнь было внутреннее соответствие себе. Такая незамутнённая свобода: получить ровно столько, насколько тебя хватает. Кстати, ни одно из предположений «как оно будет» не оправдалось, но на данный момент всё сложилось верным способом. И это хорошо. Вариантов не существует.

Первый человек, которого я встретил в коридоре общаги был воплощением судьбы (им и остаётся и будет всегда).

Длинноволосый парень со второго этажа «десятки», в конце лета 2006 поющий под гитару «вечную весну в одиночной камере», знал ли ты, что станешь моей судьбой? Что я буду спустя не так уж и много лет писать о тебе статью в наш литературный журнал? Кстати, это я тебя выдумал, потому что ничего не знал о Сибири (и даже о Лаврентьеве), а ты был испорчен предварительными представлениями о своём возможном месте жительства.

А дальше всё закрутилось и вертится. Эта жизнь, со всеми тайными подробностями может быть только моей и ничьей больше. Я рад сегодняшнему пониманию, что иначе и быть не могло.

Хотя, если честно, человек всегда сам выдумывает себе жизнь (и проблемы), просто постоянно забывает, что сам является причиной всему. Это, как выбрать себе родителей и место рождения, согласно накопленному кармическому счёту, а потом обвинять высшие силы, в том, что они устроили всё как-то не так.

Беги не беги, но каждый следующий шаг, твёрдую землю под ногой ты создаёшь сам, посредством своих внутренних сил.

И кто виноват, если земля вдруг исчезнет?

Кто недоглядит?

Кто исправит?

Кто, если не ..?

1,5

Прощай, чужая земля!
Но нам здесь больше нельзя,
мы стали легче тумана,
мы стали чище дождя.
Мы вновь вернемся сюда,
но кто нам скажет тогда:
«Прощай, чужая земля, прощай?

Nautilus Pompilius «Чужая земля»



 

Оставить комментарий

(обязательно)


(обязательно)




я не дурак