О вреде национальной самоидентификации

1 Дек
2011

Все случаи очевидности, умозрительности, национальной гордости, иллюзий, аллюзий, бессвязности, отклонений от темы и другого насилия над языком, а также голословности оставлять на совести автора. До востребования.

— Тебя как звать-то?
— Мэрилин.
— А это по-русски как?
— Даша.

«Брат-2»

Рашка — средневековое название Сербского княжества. Провинция в Сербии с таким названием существует и поныне. Там же есть река Рашка и город Рашка.

Lurkmore (по материалам Википедии)

Я обещал себе никого не осуждать и ничего не загадывать. Посему тема эмиграции повергает меня в тяжелый ступор. Но, помолясь, приступим.

Сколько себя помню, я всегда гордился тем, что я русский. Без вариантов, несмотря на лелеемую в моей семье версию о предках-запорожцах и чисто украинские фамилии предков. (Тут, видимо, сказывается то, что я не могу воспринять украинцев и белорусов как другие национальности, а языки их как самостоятельные, сколько меня не убеждали в этом преподаватели в университете. Поэтому известия об украинских националистах — не сепаратистах, а именно националистах! — кажутся мне верхом абсурда. Ну да об этом потом как-нибудь, когда конкретно братьев-славян коснемся. Сербам, кстати, тоже достанется, наверное). И даже когда меня особенно переполняла гордость за цвет — тогда еще не вылинявших, чорных — волос и форму — тогда еще прямого — носа (хотя, впрочем, я и сейчас чертовски благодарен генам за то, что я не голубоглазый курносый блондин) и я понимал, что где-то, видать, затесалась червоточинка восточная — я все равно считал себя стопроцентно русским и гордился этим. И сейчас считаю и горжусь. Потому что русский — это скорее состояние сознания, нежели набор хромосом. И именно об этот постулат разбивались когда-то все мои доводы в пользу национализма, которым я пытался задушить непорочно зарождающийся во мне гуманизм. А воз и ныне там.

И этот же постулат всегда был главным аргументом «ПРОТИВ» в моем внутреннем споре об эмиграции — своей потенциальной или чужой состоявшейся. Насколько мне позволяют судить мои фантазия, умение смотреть глазами, слушать ушами и говорить ртом, перед русским человеком — а мне хочется именно так называть граждан РФ — на ПМЖ в чужих краях встает (не обязательно сознательный) выбор: кем быть — становиться своим там или оставаться русским? Tertium non datur. Мало у кого получалось стать своим, допустим, в США и остаться при этом русским. Навскидку могу привести только два примера — Иосифа Александровича и Сергея Донатовича — но в этом им, наверное, их еврейские хромосомы помогли (а евреев Даниил Иванович мне завещал любить и лелеять). А остальным либо терять свою «русскость» и ассимилироваться (что, в принципе, правильно. С волками жить — по-волчьи выть. Ничего личного — Homo homini lupus est), либо оставаться «совками», с точки зрения, ассимилировавшихся, или этакими «russian freaks» для «аборигенов». И подобный выбор, на мой взгляд, не сулит ничего хорошего.

Иллюстрация выполнена Ириной Кузнецовой

Их либе ясность. Я. Их либе точность.
Их бин просить не видеть здесь порочность.

И.А. Бродский.

Oh Lord, bitte gib mir meine Language zurck…

Daniel „Dn“ Dickopf

Однако необязательно уезжать в заграницы, чтобы потерять эту самую национальную аутентичность (напоминаю, говорим не о генах). И говорю я даже не о пресловутых жертвах «западного влияния», «льющегося на нас», бедных, из телевизора, а теперь и интернета — тех, кто до сих пор тащится от западных «брендов» и т.п. — таких я, слава Богу, вижу только благодаря тем же ТВ и интернету, — или тех, кто настойчиво хочет «свалить из сраной Рашки» — этих приходилось и вживую видеть, к сожалению. Хотя последние — пусть валят, перевоспитать все равно не получится — эти буквы-то знают, а читать так и не научились. Нет, страшнее, когда в абсолютно вменяемых, самостоятельно мыслящих и при этом еще и умных (а это тоже редкое сочетание) людях замечаешь англоманию или, точнее, USA-манию. Да-да-да, противостояние западников и славянофилов. Но все равно — страшно. Особенно когда слушаешь их. Нет, не то, что они говорят, а то, как они говорят, на каком языке. Бренд, тренд, инновация-модернизация-реинновация и прочее, и прочее. Да-да-да, русский язык на то и Великий и Могучий, он выстоит и переживет — немцев пережили, французов пережили, теперь, видать, американцев переживаем. Дескать, Пушкин сначала по-французски научился, а теперь — наше все. Да, все так, но тогда-то большинство как раз таки не были грамотными, французским языкам не обучались, в консерваториях скатерти вилками для рыбных блюд не ковыряли. Вот и выстояли. Поддержали Великий и Могучий Литературный-то, понаобогащали его не меньше французов с их кастрюлями и жилетами. (Да-да, мсье Полторацкий еще в 19 веке возмущался «сифилизации» в пушкинских текстах). А теперь-то чего? Теперь все «грамотные» и каждый плодит текстовые сущности. Теперь американизмами пестрит речь не только «аристократов», но и простых фермеров людей «от сохи». Теперь-то многие английский знают даже лучше, чем русский (и это не такая уж редкость, к сожалению), во всяком случае, орфографию. Другой вопрос в том, что и английский-то они знают так же паршиво, как я. Ну ничего, тревогу не бьем. А потом будет поздно пить боржоми. Как-то так.

 

Четверть века спустя, похожий на позвоночник
трамвай высекает искру в вечернем небе,
как гражданский салют погасшему навсегда
окну.

И.А. Бродский

Мы за бедных! Мы за русских!

В.В. Жириновский и Ко

А только, наслушавшись и начитавшись, про «модернизацию», «инновации» и прочие прелести Будущей России, мне почему-то не хочется построения «демократии» или даже социализма «западного» типа — чтоб все «как у людей». Потому что тогда русских не останется. Ну, не совместим наш менталитет со всем этим. Вымрем, европеоидами станем. Нам же физически необходимы жизненные трудности и Светлое будущее. Вот она, Русская мечта. А господа политики все обещают отнять у нас первое, а вторую заменить черте чем. А нам-то этого нельзя — мы ж народ-христоносец, как-никак. Миссия у нас такая — карму чистить всему миру, потому и свою некогда даже тряпочкой мокрой протереть. Но это уже совсем другая история.

Искренне Ваш, К.


 

6 Комментариев to “О вреде национальной самоидентификации”
  1. Евгений:

    Вот всегда были странны эти самолюбования и жаление себя с одновременном битьём кулаком в грудь. Русские-де чистят карму всему миру. Бедные мы, бедные. Бедные, но гордые.

    Тьфу.

    Живём вот в благоустроенных квартирах, где есть свет, газ, телефон, горячая вода, радиоточка, пол – паркет, санузел раздельный и ноем о горькой судьбе, в то время как на свете есть Гамбия, где нищета становится отправительной точкой к эпидемии СПИДа, Чад, да даже Молдова, блин! из который все едут к нам, работать за копейки, потому что у них-то там ни работы, ни денег, ни еды.

    А мы тут сидим и карму чистим.

    • Анатолий Квашин:

      Вот. Как раз то, о чом я и писал. Грамотные, а читать не умеют. Где Вы увидели слово «бедные»? Намек на бедность, где он? У Вас все жизненные трудности к этому сводятся, видимо. Ну, дело Ваше. Наверное, Вы правы. Не знаю. А вот гордости не достает, ой, не достает.
      Ну, и лично я, наверное, плохо карму чищу, ибо меня, честно говоря, мало волнует Гамбия, Чад, «да даже Молдова, блин!». Но и Гамбия,и Чад, и «даже Молдова, блин!» – прекрасные примеры ныне «независимых», а потому процветающих, государств, что, безусловно, представляет собой отличный контраргумент заголовку статьи. Спасибо Вам.

      • 1.5:

        Ну, слово «бедный», как показывает ctrl+f, в статье встречается два раза. А Вы, Анатолий, чадофоб, стыдно. Принести тряпочку, вымоченную в спирту? сугубо для протирки кармы.

        • Анатолий Квашин:

          первый раз оно было употреблено в переносном значении, во втором – в цитате. так что)

  2. Дарья Жданова:

    Анатоль, стиль не пропьешь. Так вот мелкими шажочками напишешь хороший роман. А если еще на улицу выйдешь погулять – так и вообще – ОТЛИЧНЫЙ. Очень ждем. Преданные поклонники.

Оставить комментарий

(обязательно)


(обязательно)




я не дурак