Андрей Дитцель

1 Дек
2011

Журналист, переводчик. Родился в 1977 году в Новосибирске, живет и работает в Германии. Стихи публиковались в альманахах Клуба поэтов НГУ и изданиях «Геликона», большая проза — в «Колонне». Финалист гумилевского и других литературных конкурсов, победитель русскоязычного поэтического слэма в Берлине. Открытый гей, активный участник движения за права сексуальных и гендерных меньшинств. Растит вместе с лесбийской парой дочь.








***

Луна с прищуром василиска,
прожектор узкой полосой.
Кто знает, далеко ли, близко
стоит костлявая с косой.
Летят пилоты в беловодье,
заржавлен и отброшен щит;
идёт направо — песнь заводит,
налево батьку материт.
Заучка из совковой школы,
тунгус, немного славянин…
О, Русь, жена моя! До боли
я твой Эдип, твой верный сын.
Дай отдохнуть от вечной скачки,
но не забыться и заснуть,
прибереги свои подачки,
умру и сам я как-нибудь.

***

Ground control to Major Tom, Ground control to Major Tom
Take your protein pills and put your helmet on

Bowie


Начальник районного ОВД практически VIP,
хотя у него в лобной доле обычный чип —
не платина и даже не серебро,
болит на погоду, выворачивает нутро
перед вызовом на комиссию в МВД…
Центр — майору Томилину: сука ты где?

Центр — майору Томилину («…твою мать»)
план на второй квартал: найти, задержать.
Либерасты и несогласные не пройдут.
— Майор Томилин, приём, ты тут?

Жалобы есть? — Личное, голова…
— Прими таблетки под номером два.
Обильно запей водой («ты пооонял, водой»)
Откуда нам высрать до лета чипарь другой?
Их поставляют «Петрик-Рыглов и Ка»,
Сами здесь без серебряных. Ну пока.

Томилин — центру: я выхожу искать,
уже изъял подозрительный самокат,
вхожу в магазин сыров и колбас.
Центр — Томилину: у нас прерывается связь.

Майор Томилин, ты слышишь нас?
Не вздумай, не трожь свой чип, пидорас.

Томилин стреляет в кассира «Колбас и сыров»,
женщина рядом удивленно стирает кровь
с лица и одежды — и тоже падает, как
сказал бы хороший поэт, подкошенный злак.

Томилин проходит в отдел, спокоен и нем.
Стреляет ещё. Перезаряжает ПМ.
Подстреливает входящего в магазин.
Сгоняет в подсобку оставшихся женщин, мужчин.

«К стенке, суки. Убью.» Подсобка тесна.
В небе звезда. Над планетой почти весна.
На улице к чьей-то подошве прилип
выцарапанный Томилиным чип.

Маленький президент аккуратно кладёт туза,
завершая игру с женой. Слушает голоса
в своей голове и вздыхает: ну вот, опять.
Платиновый болит сильней… а обещали, блядь.


ЛЕТНЕЕ РАСПИСАНИЕ НА ЮГ

Купив стаканчик семечек, постой,
смешайся с озабоченной толпой,
как будто той же крови, той же расы.
(Моча и солод, сдоба и анис.)
До электрички — вечность. Потопчись,
поплёвывая у билетной кассы.
Шумят цыгане, сразу за углом
(вокзал и мост, на горке новый дом)
скупают золото, торгуют травкой.
Здесь совпадают повод и предлог.
Мой город, перекрёсток всех дорог,
по-прежнему туга твоя удавка.

Куда-то ехать… Сколько ни крути,
а железнодорожные пути,
как и Господни, неисповедимы.
Ещё живут в бараках старики,
и, говорят, на самом дне реки
об эту пору прячутся налимы.
Коротким летом ярче и сочней
всё то, что тянет соки из корней,
и гибнет всё, что потеряло корни.
Найди в вагоне место у окна,
смотри, как на перроне у бревна
гоняет пыль задумавшийся дворник.

Окраина. Индустриальный лес
стал реже, кое-где совсем исчез.
Кусты и травы празднуют победу.
Люд православный сонно пьет кефир,
грустит, что не работает сортир.
Сосед приглядывает за соседом.
…Из музыкалки сделали приход,
Пристроили  шатер с крестом — и вот
теперь мы все немного христиане
(и милостыню щедрую творим.)
Мальчишки жгут покрышки. Едкий дым.
Вкус родины, сухой комок в гортани.


 

Один комментарий to “Андрей Дитцель”
  1. Дарья Жданова:

    Воистину, гениально. Спасибо!

Оставить комментарий

(обязательно)


(обязательно)




я не дурак