Альфия Макаримова. Сказочное путешествие в лето.

19 Сен
2011

Родилась и выросла в г Усть- Каменогорске, в Восточном Казахстане. Публиковалась в журналах «День и ночь» и   »Топос». Сейчас живёт в Алматы.

СКАЗОЧНОЕ ПУТЕШЕСТВИЕ В ЛЕТО

Как-то раз, на первомайские праздники, когда в выходные дни пригревает солнце и все-все папы, мамы, тети, дяди едут за город, веселиться и отдыхать, у реки остановились две машины.  Первая попала колесом в глубокую грязную лужу, обрызгала все, что было рядом, а следом через ту же лужу проехала вторая машина. Примяли свежую траву, объехали коровьи лепешки и прямо перед водой тормознули. Из машин с громкими разговорами, пахучими сигаретами, с салатами и бутербродами, плетеными подстилками, ковриками и лежанками выбрались мамы, папы, тети, дяди и их друзья. А вслед за всеми корзинками с бутербродами из машины вытащили девочку Жасмин. Девочке было семь лет. Со взрослыми ей было скучно. Она ушла гулять.  Вокруг рос волшебный сад. Яблони только зацвели. Белые цветы благоухали. И девочка представляла, что она попала в сказку.

Жасмин нашла на земле веточку, согнула ее так и этак, отломила ненужности, что-то подлепила пластилином, надела на палочку срезанный кончик свежего огурца. Получился веселый мальчик из веточки. Только из всей одежды была у человечка огуречная шляпа. Жасмин пофантазировала немного и из полиэтиленового пакета сделала человечку шорты и плащ.  Поглядела она на него и назвала палочку Тилем, ей казалось, что это героическое имя. А каким же еще должен быть мальчик? Непременно героем! Сучок был неказист и тонок, хлопни – разлетится. И получил он фамилию Хлаупиль.

- Вот у этой реки ты будешь жить, Тиль Хлаупиль, – показала Жасмин на реку, держа малыша в руке, – Здесь на дереве спать. Прыг-скок, прыг-скок, – поводила она Тиля по деревьям, спрыгнула им на траву. – Наверно, тебе одному будет одиноко, посиди немного, я сделаю тебе подругу. Из цветка,  – подмигнула она ему, – я цветочных кукол все прошлое лето делала. – Жасмин сорвала два желтых одуванчика, взяла спичку и пластилин, соединила одуванчики между собой спичкой, один одуванчик стал головой, а второй – юбкой, спичка-тельце, на спичку прилепила пластилиновые руки и ноги. «А как же назвать тебя»? – спросила Жасмин у куколки, но цветочное тельце молчало, и Жасмин стала перебирать имена вслух: Цветоглавка, Цветочная Слеза, Роса, может быть, назвать тебя Одуванчиком?…- Имен для девочки Жасмин знала множество, и потому не могла выбрать, как ей назвать куколку. И дала ей длинное-длинное имя Светлоросая Роса – Цветочная Слеза. Светлороса была тихой и боязливой.

- Роса,- представила цветочную голову Жасмин. – Поклонись, Тиль, мальчики всегда кланяются при знакомстве.

-Привет, Роса, – хрипловатым голосом сказала Жасмин за Тиля. И толкнула Тилем Светлоросу.

- Ах, ах, ах, – разрыдалась Цветочная Слеза, – зачем же толкаться…

- Какие мы нежные, подумаешь чуток задел, и сразу плакать…

Так произошло первое  знакомство Тиля Хлаупиля и Светлой Росы – Цветочной слезы.

- Жасмин! – позвала мама. – Иди, поешь!

- Минуту, – сказала Жасмин своим игрушкам, – принесу и вам еды, только никуда не уходите!

Жасмин вернулась  не через минуту, а минут через пятнадцать, на салфетке она принесла печенье и шоколадные  конфеты.

Она разложила лакомства на толстую ветвь, что была почти над землей. Туда же  Жасмин поставила  два пластмассовых стакана и картонную коробку из-под печенья. Девочка еще потрудилась, и вот, из коробки и стаканов получился милый кукольный дом с двумя башнями. На ветку Жасмин прикрепила шнурки от своих кроссовок, вроде веревочной лестницы.

Наступил вечер. Время игры закончилось. Жасмин попрощалась со своими новыми друзьями, и уехала с родителями. Правда, она пообещала Тилю и Светлоросе вернуться когда-нибудь.

Второе знакомство Тиля и Росы

Подул теплый ветер. Весенний  юго-восточный, он приносит с собой грозу и дождь. После дождя оживают травы, цветы и  деревья. Птицы жизнерадостно поют, а звери греются на солнце. В общем,  все в мире оживает,  растет, дышит.

Порыв ветра сбросил в траву Тиля и Светлоросу. Человечки ожили. И посмотрели друг на друга.

- Тиль Хлаупиль, – сказал мальчик из веточки.

- Светлоросая Роса – Цветочная Слеза, – ответила девочка из цветка.

- Роса – Слеза, – повторил Тиль, чтобы запомнить. – Что будем делать?

- Сначала нам нужно построить дом, чтобы в нем жить, – сказала девочка.

- Как же так? Мы только родились и уже строить дом?! – удивился Тиль, – давай сначала погуляем, посмотрим, что вокруг нас.

- Нет, важнее сейчас решить, что мы будем есть, пить и где жить.

- Тогда ты посиди, подумай, где мы будем жить, а я пойду погуляю.

Тиль отошел на несколько шагов, Светлороса догнала его:

- Я с тобой! Я с тобой!

Местность была симпатичной. Река бескрайней. Корни огромного дерева, вокруг которого шли человечки, поднимались высоко над землей. Для Тиля и Росы это стало трудным препятствием. Они пробирались под корнями  и взбирались на них. Оказываясь на высоте, Тиль кричал от радости:

- Светлороса, смотри, как красиво!

Светлой Росе не нравилась трава, которая цеплялась за одуванчиковую юбку, но сама прогулка была приятной. Ведь красота вокруг! Ствол  дерева – серо-коричневый, листья большие и нежно-зеленые, росла свежая трава, сверху припекало солнце. По камням, недалеко от дерева, спешила река.

- Роса! Смотри, как красиво! – Кричал Тиль.

- Красиво, – соглашалась Светлая Роса – Цветочная Слеза.

Они обошли дерево. И проголодались. Тут они увидели яркий шнурок, свисающий с ветки. Тиль поднял голову.

- Смотри, Светлороса, там дом! – сказал Тиль – Давай-ка заберемся в него.

- Ты, Тиль, заберись, а я тебя здесь подожду, – сказала Роса. – Уж очень он высоко. – Светлая Роса была боязливой девочкой. Она боялась многого: долгих прогулок, лазаний по деревьям, разговоров с незнакомцами, которых еще не встретила на своем пути. В общем, всего нового. Иногда Роса боялась себя, а вдруг она перестанет бояться и сделает что-нибудь такое этакое. На самом деле человечки были сильные и крепкие. И большая часть страхов была ненужной. Но Роса все равно боялась.

Она нашла два листа с прохладными каплями воды. Предложила Тилю. Тиль подкрепился свежей каплей и забрался по веревочной лестнице. Там оказался дом, а рядом печенье и конфета. Конечно, это была та ветка, на которой Жасмин оставила свои поделки.

- Да здесь ничего и строить не нужно, – закричал Тиль, – здесь настоящий дом.

- Как-то очень высоко этот дом. Тиль, а принеси его, пожалуйста, сюда…

- Нет. Целый дом я не понесу. Забирайся  наверх.

- Ни за что!  Внизу тоже хорошо. Я здесь построю дом.

- А еще здесь есть еда. Много! Сейчас я скину ее тебе…

- Девочкам – конфеты, а мальчикам – печенье. – Тиль спустился и увидел, что Роса уже поделила припасы.

- Пусть так, – сказал Тиль, и откусил быстрее, чем Светлороса лизнула шоколад, – скажи, Роса, а если девочки едят медленно, могут мальчики пожелать себе?… – Тиль замялся – кусочек конфеты? – Конфету Тиль тоже хотел попробовать.

- Конечно! – поняла Роса-Слеза, – и поделилась с Тилем шоколадом. А он с ней – печеньем.

Тиль и Светлороса придумали правило. Каждый может желать все, что ему захочется.

- Может, там осталось еще что-нибудь вкусное? – Тиль решил залезть еще раз наверх и оглядеть картонный дом. Взобрался по веревочной лестнице. Зашел внутрь, но дом стоял неустойчиво на ветке и закачался. Тиль перебегал от стенки к стенке, а дом все больше раскачивался, пока не сорвался с ветви. И полетел вниз. Вот страху натерпелась Светлая Роса! Тиль раскачивался, бегал, летел, ему некогда было бояться. А Роса смотрела вверх и придумывала, что дом непременно рухнет на нее и раздавит, что Тиль непременно погибнет в падающем доме, и что на этом сказка и закончится. Но нет, Тиль приземлился живой и невредимый.

- Посторонись, Росинка, – прокричал Тиль. Дом вместе с Тилем, словно самолет спланировал на траву. Тиль и Роса дотолкали домик под дерево. И стали его исследовать. В доме не оказалось ничего съестного. К тому же он был тесным. Так что человечки принесли травы и сделали постель под открытым небом, на картоне. А в башни домика они решили складывать самые нужные вещи. Только вот какие?

Правила

- Здорово, – сказал Тиль.

-Вкусный шоколад, – уточнила Роса. Она сидела на траве и облизывала губы.

- Здорово у нас получилось правило придумать. Каждый может пожелать все, что ему хочется. Давай еще придумаем и будем по правилам жить.

- Я еще не жила по правилам. Может быть, лучше не надо?

- Но это же так интересно! Если ты боишься, вот второе правило: можно жить не по правилам.

- Что же, если я могу жить не по правилам, то можно их придумать. Правило третье: Тиль Хлаупиль поможет Светлой Росе построить дом!

- Какое- то это правило – совсем не правило! Дом я тебе, конечно, помогу построить. Такой, какой ты хочешь, среди травы. Чтобы не забираться наверх, на дерево. Но это не правило. А правила – они на всю жизнь. Или хотя бы на много-много лет.

Роса встала, раздумывая над словами Тиля. И так ей вдруг захотелось танцевать, что она покружилась на цыпочках. А Тиль сказал:

- Вот точно. Правило третье «Когда думаешь, надо кружиться на цыпочках»…

- Непонятное правило, – сказала Цветочная Слеза.-  А кружиться на цыпочках просто так, без мыслей, можно?

- Нельзя!

- Нет, не пойдет такое правило. Потому что я готова кружиться и не думать…

- Правило третье, правило третье, правило такое, чтобы надолго…-   задумались малыши. И тут в траве стала прыгать и петь птица. Она смешно вертела головой и покрикивала.

- Прыгать и плясать в траве, когда радуешься! – Сказала Светлая Роса.

- Тоже непонятное правило, – отозвался Тиль Хлаупиль.

- Плясать и петь тоже можно без правил.

- А мы, – сказала Светлороса, – придумаем специальный танец и песню. Если ты идешь издалека и тебе радостно, ты видишь меня и начинаешь петь и плясать по- особому, и тогда я знаю, что тебе радостно.  Ладно, давай бегать в траве на цыпочках, когда радостно…

- Давай, – сказал Тиль.

- Тогда правило четвертое…

- Нет, – сказал Тиль, – я думаю, что трех правил на всю нашу оставшуюся жизнь нам хватит.

На том и порешили.

Правило 1:

Каждый может желать все, что ему захочется.

Правило 2:

Всякое правило можно нарушать.

Правило 3:

Когда радуешься, ходить на цыпочках.

Тиль и Светлороса ищут друзей

- А ты заметила, Светлая Роса, вот мы живем-живем, а никого похожего на нас еще не встретили? – Однажды спросил Тиль.

- Да, – сказала Росинка, – я об этом часто думаю. Ведь так не должно быть. Ты, я, ведь должен быть кто- то еще.

- А вдруг мы одни во всей Вселенной?!

- Совсем одни?

- Знаешь, за той частью дерева, вчера, – махнул рукой Тиль, – я видел тех, кто сильно похож на меня. Но они не захотели говорить со мной. Пойдем, может быть, они и сегодня там.

Вскоре Тиль и Росинка добрались до места. В траве лежали сухие веточки, брошенные ветром.

- Привет, – сказал Тиль очень тихо.

Но веточки молчали. Росинка осторожно отошла в сторону. С утра она видела поляну горных тюльпанов, и ей захотелось поздороваться с цветами.

Светлая Роса – Цветочная Слеза замахала цветам маленькими руками.

- Привет. Привет-привет!

- Привет! – Ответили ей цветы, – Привет, маленькая девочка.

- Вы знаете, кто я?

-Ты очень похожа на девочку.

- А я думала, что я похожа на вас. Ведь у меня такой же бутон как у вас, и цветочная юбка. Скажите, а мы случайно не родственники?

- Родственники, – зашептались цветы. – Наши родственники живут у реки. Раньше семья была большая от дерева до реки. А теперь многих сорвали, и мы не знаем, остался ли у реки хоть кто-нибудь. Мы растем в земле, и мы привязаны к тому месту, где выросли. Но у тебя есть ноги! Ты умеешь бегать!

- Как жаль, что мы не родня!

- Мы с удовольствием примем тебя в родню! – Сказал один  из цветов, самый старший.

- Ура! – Подхватили остальные. – Наша сестра – цветочная голова на двух красивых ножках!

- Если ты наша сестра, узнай, – есть ли тюльпаны у реки?

- Конечно, – ответила Роса и побежала к реке.

- Привет- привет. – Она добежала до реки,  и остановилась отдышаться. Цветок был всего один.

- Кто ты? – спросил ее тюльпан.

-Я – Светлая Роса – Цветочная Слеза, девочка. Я подружилась с твоими сестрами и братьями, что растут у большого дерева, они шлют тебе привет!

- О! Как они поживают?

- Когда я шла к тебе, они поживали хорошо!

- Как приятно! Передай им тоже привет.

- Хорошо, – сказала Роса, – и побежала к цветам у дерева.

- Фух, – запыхалась она, – у реки растет ваш брат. Он один и очень обрадовался, узнав, что у него есть еще родственники. Он передает вам привет и спрашивает, все ли у вас хорошо?

- У нас все хорошо, – сказали цветы, – клубни целы, мы живы  и радуемся лету! Не холодно ли нашему брату  у реки?

- Сейчас,-  сказала Росинка и побежала к реке…

Так она бегала, передавая диалог цветам. И очень устала. Ее пластилиновые губы стали кривиться, а в горле все пересохло от беготни. Это не ускользнуло от внимательных цветов.

- Попей воды, – сказали тюльпаны, и протянули к ней листья наполненные росой.

- Вкусно, – прошептала Светлая Роса.

- Знаешь, – сказал один из цветов,-  твоя юбка немного потрепалась. Возьми мои листья и сделай новую одежду.

- Спасибо,- обрадовалась Роса. И поступила, как сказал цветок.

Все другие заахали и похвалили Росинку.

- Как тебе идет зеленый цвет. Какая ты красавица, Светлая Роса!

- А хочешь, – сказал другой тюльпан, так возьми еще мой бутон и поменяй голову на новую?

- Ой! – удивилась Росинка.

- А что здесь такого? – спросили цветы, и зашептали, как это сделать.

- Вдруг меня Тиль не узнает?

- А ты старую голову возьми с собой.

- А как же вы? Ведь у вас только один бутон?

- У меня останутся листья и корни, и в следующем году я вырасту вновь. Я скоро отцвету, а на твоей голове мой красивый бутон будет жить. – Добрые слова убедили Светлую Росу. Она вышла на середину поляны, цветы зашептали заклинания. Тут же одуванчиковая голова поменялась на бутон тюльпана. Роса-Слеза потрогала себя, и заулыбалась. Она нашла  родственников, и те сделали ей удивительные подарки.

- Спасибо-спасибо! Пока-пока! – пропела Роса, и побежала к Тилю.

Тиль все так же стоял над немыми и неподвижными веточками. И был очень подавлен.

-Знаешь, Тиль, мне кажется, что это не твои родственники. Ты не переживай, мы их найдем, обязательно. Вот я своих нашла, – утешала друга девочка. – Тиль, Тиль! А ты узнал меня, Тиль? – Роса-Росинка запрыгала на одной ножке и забегала вокруг Тиля на цыпочках, а в руках она держала одуванчик, который недавно был на ее плечах. – Его я поставлю в доме, в башню, – рассказывала девочка, показывая на одуванчик, – захочу, сниму тюльпан и прикручу назад одуванчиковую голову.

- Тюльпан тебе очень идет, – улыбнулся огуречный мальчик.

Лиловые крылья

- Чвик, чвик.

- Кто ты?

- Я Трандиль. Синяя птица.

- Синяя?

- Синяя.

- Птица?

- Птица.

Красивая птица сидела у реки, это был синий дрозд.

Тиль подошел к Трандилю.

- Может быть, я тоже птица? – спросил Тиль.

- Если ты умеешь летать, то, пожалуй, тоже птица. Только очень маленькая…

И синяя птица взлетела. А Тиль остался с открытым ртом, глядя вослед. Дрозд сделал круг над Тилем и опустился на землю.

- Давай я подтолкну тебя. И взлетай.

Желтый клюв толкнул Тиля в спину, Тиль зажмурился и упал лицом вниз.

- Ой! Не взлетается.

- Ты не птица, – заключил дрозд.

- А кто же я? – спросил Тиль.

- Возможно, ты человек, но только очень маленький.

- Я Тиль.

- Хорошее имя.

Птица выковыривала из земли жуков…

- А где ты живешь? – спросил Тиль.

- У водопада в скале.

-У  водопада… – протянул Тиль. – Я никогда не видел водопада. А что такое водопад?

- Это легче показать, чем объяснить. Я научу тебя вить гнезда. Ты сделаешь гнездо, заберешься туда. Я возьму гнездо в когти, и отнесу тебя к водопаду…

- Вот здорово! А что такое гнездо? Что мне делать? – засуетился Тиль.

- Принеси прутья, листья,  траву.

И Тиль бросился собирать тонкие стебли. Перед дроздом вскоре  лежал целый ворох веток. Дрозд оглядел строительный материал. И сказал, – Годится.

Тиль понаблюдал, как ловко дрозд плетет. Схватил ветки ртом, как Трандиль клювом, выложил несколько вместе. Но у Тиля ветки разваливались.

Дрозд посмеялся, сказав, что, если Тиль человечек, то у него для всякого дела есть руки! Тиль рассмотрел свои ладони, будто видел их впервые. И многозначительно произнес:

- Так вот зачем руки. Для всякого дела!

Тиль и дрозд провели полдня в строительстве. В конце концов получилась корзина. Дрозд взял ее в когти и поднялся с ней в небо. Он покружился, примеряясь, удобно ли ему лететь с корзиной, и опустился назад.

- Можно лететь! – Обратился дрозд к Тилю.

- Сейчас, – воскликнул Тиль. – Я позову Светлую Росу.

- Вечереет. Летим скорей. Я покажу тебе водопад и верну назад. А завтра ты возьмешь с собой Росу.

- Нет, нет, мы полетим вместе с Росой! – уверенно заявил Тиль.

Но Роса была у друзей-цветов, и когда Тиль нашел подругу, наступила ночь.

- Полет откладывается до завтра, – произнес Трандиль и улетел к скалам. А Тиль забрался в гнездо, чтобы не проспать завтра.

Майская ночь

Снилось Тилю, будто что-то белое летит с неба. Упало на голову,  растаяло и превратилось в каплю. Тиль поерзал во сне. Сон был красивый, но от него мерзли ноги. И руки. Тиль свернулся калачиком…

Проснулся и увидел, как огромные белые комья летят на него. Белым засыпаны деревья и листья. Величественно и красиво, только совсем не видно зеленой травы.

- Светлороса, – разбудил девочку Тиль.- Смотри, что это?

Светлая Роса спала под деревом, завернувшись в теплую траву, и все же мерзла.

- Не знаю. Холодно. Щеки горят.

- Летает что-то белоe- пребелое-пребелое…

- А ночь синяя-пресиняя-пресиняя.

- Да, синяя-пресиняя, как Трандиль. Если он сейчас прилетит, мы его не заметим.

- Может быть нам станет теплей,  если мы сядем рядом. – Они прижались друг к другу. И в самом деле стало теплей. Безветренно, снег  летел тихо-тихо. В синей-пресиней ночи. В мае.

Наутро Тиль спросил Трандиля:

- А что это было белое-пребелое?

- Снег.

- Снег? А что это снег?

- Видишь верхушки гор? – Сказал Трандиль.

- Да.

- Там снег лежит всегда, и не тает. Белый на вершине. Обычно снег  идет зимой. А летом наверху – зима, а внизу летний город.

- Зима? Снег? Летний город?

И Тилю сразу же захотелось поглядеть все на свете – снег, зиму, летний город и снежные вершины.

- А ты, Трандиль, бывал на снежных вершинах и в летнем городе?

- Конечно! И еще туда полечу.

- Тогда возьми меня с собой!

Водопад

- Ой! – Испугалась Светлая Роса – Цветочная Слеза, – закрыла глаза и спряталась на дно корзины.

- Ого! – закричал Тиль, и наполовину вылез из корзины, чтобы лучше увидеть все вокруг.

Высоко в небе дрозд нес корзину с человечками. А там, внизу, осталось их дерево, еще множество деревьев и река, совсем небольшая. В небе летали и другие птицы. Одни суетились в облаках, другие величественно плыли над облаками. Быстрая птица подлетела к Трандилю.

- Кого это ты несешь? – спросила она.

- Друзей! – Ответил дрозд.

- А куда летишь?

- К водопаду!

- А ты кто? – закричал Тиль птице.

– Воробей!

Тиль увидел, как река под ними поднимается вверх. В гору. Огромные брызги разлетаются во все стороны, и единый сильный поток несется по горе.

- Вот и водопад, – сказал дрозд.

И недалеко от водопада опустился.

- Росинка, вылезай, – потормошил Тиль подружку.

- Уже можно? – спросила Светлая Роса.

Человечки выбрались из корзины. Было холодно и туманно.

- Какая красота! – Воскликнул Тиль, – это ж надо! Светлая Роса, смотри, в какой красоте мы живем!

Вода была окружена белой дымкой. Водопад казался молочным. А вокруг реки росла сочная зеленая трава. Вся мокрая и скользкая. Влажный холодный воздух пробирал до костей.

Тиль и Роса впервые увидели водопад. Они замерли в восхищении. А после стали рассматривать радугу над водой, зеленые мшистые камни у берегов, огромные речные капли. И туман, который наплывал на них, рвался на кусочки и плыл дальше. А они стояли опутанные туманом и брызгами, и то улыбались друг другу, то совершенно терялись в густом молоке и лишь слышали свои голоса.

- Как здорово! – Восхищался Тиль.

На скользком камне Тиль не удержался и плюхнулся в воду. Река подхватила малыша и понесла…

- Тиль, куда же ты? – Закричала Светлая Роса.

- Обратно домой! – Пошутил Тиль, барахтаясь в воде.

Трандиль увидел, как Тиля понесло течение, подлетел и выловил его из воды.

- Все, приплыл! – Икнул дрожащий Тиль.

- Быстрое течение, – промолвил Воробей. Ему так понравились человечки, что он прилетел с ними к водопаду. – О камни бум-с и разбиться можно…

Человечки и птицы болтали и чирикали. Восхищались и удивлялись. Трандиль улетел ненадолго к скалам, где было его гнездо.

- Из чего сделана радуга? – Спросила Светлороса. Ей захотелось запустить обе ладони в цветное чудо. Но она не дотянулась.

- Как так?! – Светлая Роса – Цветочная Слеза потянулась вновь. – Буль!- Как предсказывал Воробей, упала в воду. Росинку закрутило течение. И она уже приготовилась утонуть или разбиться о камни. Издали доносился зов Тиля. Как вдруг озорной Воробей подхватил цветочное тельце и понес его в небо.

- Куда же вы? – закричал Тиль.

Воробей нес в клюве Росу и не мог ничего ответить.

Сон

- Я тоже, я тоже должен полететь! За Росой! – Волновался Тиль.

Трандиль тем временем слетал к скале, к гнезду. И вернулся с женой. Трандиль хотел познакомить ее с маленькими друзьями. Но, пока его не было, Воробей унес Росинку. Тиль стоял на высоком камне и грустил…

- Что случилось? – спросил Трандиль.

- Воробей унес Светлую Росу!

Трандиль взмыл вверх, покружился в небе.

- Не видно.

- Да. – Согласился Тиль. – Мы были единственные маленькие люди на всей земле. Я остался один! – и он заплакал.

- Не горюй, Тиль Хлаупиль, – жена Трандиля попыталась утешить Тиля. Птица была другого цвета, не такая ярко-синяя, как муж. А скорее серая. – Полетели к нам в гнездо. А Воробей обязательно вернется. И принесет твою подругу.

- Нет, – сказал Тиль, ему очень хотелось полететь в дом Дроздов. Но грусть захватила его мысли. И он выбрал грустить.

- Что же, – сказал Трандиль.- У нас в гнезде остались яйца. Мы улетаем. Но будем неподалеку. Если захочешь нас позвать, то спой «чвик- чвик, чвик-чвик-чвик, прилетайте на пикник». Это будет наш позывной. Наша с тобой, Тиль, песенка.

- Запомнил, – ответил Тиль.

Тиль просидел на камне до темноты. Он не хотел ни есть, ни пить. Он смотрел  в небо, и ждал, когда Роса прилетит на Воробье. В кустах послышался шорох. К Тилю вышла призрачная женщина.

- Кто ты? – спросил Тиль.

- Я фея Летея. Я могу унести тебя, куда пожелаешь.

-Моя подружка Росинка улетела с Воробьем! Туда, – и Тиль показал рукой, – где находится радуга. Отнеси меня туда, вслед за ними. К радуге…

- Но сейчас нет радуги. А там, куда ты показываешь, планета Марс…

- Тогда на Марс!

Фея подхватила Тиля в ладони и руки ее тянулись вверх, все выше и выше. Через волны воздуха, через темное звездное небо, к яркой планете…

Фея Летея сказала Тилю: «А захочешь меня позвать»…

- Знаю, знаю, – перебил ее Тиль, – у нас будет позывная песенка, чвик чвик, чвик-чвик-чвик….

- Нет, – ответила Фея, у меня другая песня. Вот послушай. И она запела:

Фея, Фея ты, Летея,

Солнца теплого теплее,

Ветра быстрого быстрее,

Подхвати меня скорее!

Тилю так понравилась песня Феи, что он продолжил за нее:

Отнеси меня на Марс

Ждет меня там звездный Барс…

Фея расхохоталась, и руки ее задрожали:

- Ой- ой, держи меня крепче!

- Маленький поэт, ты на Марсе! Ставить? – спросила Летея, когда дотянулась до Марса.

- Ставь. – Закричал Хлаупиль. И выпрыгнул из ее рук на желтый песок.

- Ха-ха-ха, хи-хи-хи, я на Марсе – засмеялся Тиль Хлаупиль, – вот так дела! И что же мне теперь здесь делать?

- На Марсе есть много чего забавного, – откликнулась Фея. – Краегольные треугольники, двенадцатиперстые вязы, многокидистые буки, вода, а значит, есть реки, и можно плавать на лодках. И еще есть снежные шапки для пряток в снегу.

- Тогда я побегу искать краегольные треугольники! А что это? И как они выглядят?… Но тут Тиль натолкнулся на большие камни, которые стал именовать – каменные треуголы, но после решил, что это и есть краегольные треугольники, уж очень неровные были у них края. Он стал их катать и складывать в пирамиду. А что еще делать с треугольниками? – сам себя спросил Тиль. Он устал от этой работы, решил поискать многокидистый бук, в тени которого хотел отдохнуть…

Мальчик шел-шел, и вдруг в песках появились марсианские жители. Марсиане обступали Тиля и тявкали «гав – гав».

- Марсики, – назвал их Тиль, -  а зачем вы на меня лаете?

- Мы тебя встречаем, – ответили пушистые марсики. – Наш друг Барсик попал в яму! Айда его спасать!

- Спасать! Я, Тиль Хлаупиль, прилетел на Марс и спасу Барсика, – обрадовался Тиль своему суперважному делу.

Вместе с улыбчивыми марсиками они пришли к яме, над которой рос многокидистый бук. Оказалось, это очень красивое растение, похожее на земную иву. И у этого растения было много кидов, то есть детей. Молодые киды играли с Барсиком, и он упал в яму. Тиль поглядел на Марсианский бук, и быстро сообразил, что у него длинные ветви, он позвал всех марсиков, их было больше десятка, они согнули бук, ветвь оказалась в яме, по ней выбрался Барсик на свободу!

Все так обрадовались, что начали марсианские пляски. Вертели хвостами, хлопали ушами и тявкали радостными голосами. А Тиль ходил на цыпочках, по всем своим правилам.

И прыгал и плясал, что попал в заросли двенадцатиперстых вязов. Колючие двенадцать пальцев, торчащих из песка, укололи Тиля.

- Ой–ой! – Вскричал Тиль, оступился и упал. Приключение перестало ему нравиться, толком не рассмотрев планету Марс, Тиль оттолкнулся от нее, и полетел назад на Землю.

- Я лечу. Но как добраться? Как бы дома оказаться? Какое же заклинание сказала мне фея, что бы вызвать ее?

Фея, фея ты, Летея

Ветра в поле ты быстрее,

Солнца жаркого теплее,

Подхвати меня скорее!

Отнеси меня назад

На гремучий Водопад!

Хотя Тиль и попутал слова, фея появилась и сказала «На моих ладонях».

Тиль приземлился чуть ниже того камня, на котором уснул. Ударился головой и спросонья тер ее. Еще его плащ зацепился за колючую траву. А сам он сидел на мокрой земле.

- Вот так сон! – Воскликнул Тиль. И более до утра не сомкнул глаз. Он смотрел в небо на яркие звезды. И запоминал каждую звезду, чтобы сохранить ночное небо надолго в памяти. – Интересно, а правда ли, что фея  Летея приходила ко мне, пока я спал? И правда ли, что я летал на Марс? И почему Светлая Роса до сих пор не вернулась?

Фея, фея ты, Летея,

Ветра в поле ты быстрее,

Солнца жаркого теплее,

Подхвати меня скорее! – Напевал Тиль.

Кусты дружелюбно зашуршали в ответ…

Тиль сочиняет стихи

Ночь просидел в одиночестве Тиль, ожидая Светлую Росу и Воробья. Ночь была длинной, и Тиль сочинял стихи. Делал он это впервые, даже не думая, что это поэзия. А так, в грусти напевая разные песни, строки и мелодии. Он много их спел за ночь. И немного запомнил.

- Чвик-чвик- чвик чвик, прилетайте на пикник.- Позвал Тиль.

И к нему на камни опустился Трандиль.

- Вот послушай Трандиль, какую песенку придумал я. И Тиль запел:

 

Однажды с утра

В гостях у кота

У Марсика-Барсика был.

 

И этот мне кот,

Мурлыкалка- кот,

Пушинку – перо подарил.

 

И с этим пером,

Чудесным пером,

Я под облаками летал.

 

В деревьях, в траве,

На синей горе

Я дом мой любимый искал.

 

Во сне, наяву,

Ложился в траву

И песенку тихую пел.

 

И рядом с дроздом

С дружищей – дроздом

На дереве долго сидел.

 

Дрозд слушал и подпевал. Особенно ему понравилось, что в песне было и про него.

- Только вот странно, – сказал Трандиль. – Ведь ты искал Светлоросу, а не дом. А поешь о доме.

- Так вот слова о доме в мою песню легко встали, а о Росе я не смог найти слов, – ответил Тиль. И спел иначе: «в деревьях, в траве, на синей горе я Светлую росу – Цветочную Слезу искал».

Дрозд решил помочь и предложил: «а ты спой «Росинку-Слезинку искал» или «Подругу родную искал»…

- Хорошо, – согласился Тиль, – только тогда я буду петь эту песню дважды. В первый раз припев закончится словами о Росе, а во второй – о доме.

Роса и Воробей

 

- Скажи, – спросила Светлороса Воробья, теперь она сидела на спине у Воробья, и они могли спокойно разговаривать, – а тебе хотя бы раз удавалось долететь до радуги?

- Ни разу, – радостно воскликнул Воробей.

- Так зачем же мы туда летим? Если все равно не получится долететь…

- Обязательно получится. Десять раз не получится, а на одиннадцатый выйдет! Не теряй добрости буха!

- Чего- чего?

- Не теряй бодрости духа, говорю!

Светлороса зажмурилась, и ей показалось, что она пронеслась через тысячи мелких капель, синих, желтых, зеленых, оранжевых.

- Скорей, скорей, – торопился Воробей. – Мы не коснулись радуги, но если полетим дальше, тогда точно коснемся той черной тучи.

- А разве еще не коснулись?! – После купания в водопаде Роса была такая мокрая, что дождя не почувствовала.

- А вот и укрытие! – пропел Воробей. Подлетел к двухэтажному дому, стоящему на склоне горы.

- Смотри, какой прекрасный замок я нашел для тебя, Слезинка. – Похвалился Воробей.

Они сели под крышу дома, и дождь с шумом зачастил по кованому железу. Светлая Роса и Воробей протиснулись вглубь, в отверстие между крышей и кирпичами. И попали на чердак. Там лежали старые игрушки.

Это был самый настоящий замок для маленькой девочки! Светлороса увидела много игрушек, пылящихся на чердаке. Дом из пластмассы, платяной шкаф, кубики, машины. Пара высоких кукол охраняла дом.  Светлая Роса раскланялась перед куклами и вошла в дом.

- Как здесь уютно, – сказала она Воробью.

- Как здесь сухо, – сказал Воробей, отряхиваясь. – Но мы в этом доме незваные гости. Бери, что унесешь! Закончится дождик – полетим назад.

- Подарочки, подарочки! – И Светлая Роса кинулась выбирать и примерять кукольные наряды. Она завязала платья в увесистый тюк. Вспомнила о Тиле и поискала одежду для него. Нашла только игрушечные иголку и нитки. Вещи для Светлой Росы были незнакомые, она взяла их на всякий случай.

В углу кто-то кашлянул.

- Ой, – подскочил Воробей. Он первый увидел лохматого щенка, Воробей скорей вылетел в щель, оставив Росу-Слезу одну.

- Спасайся! – Крикнул Воробей, улетая.

Светлая Роса не слышала, как к ней подошел щенок. Он стоял перед ней и его хвост дрожал.

- Ой, – воскликнула Светлая Роса, увидев перед собой мохнатую морду.

- Барс, – представился щенок.

- Светлая Роса – Цветочная Слеза, – сказала Роса.

Щенок обошел Цветочную Слезу, оглядел со всех сторон. А потом самым дружелюбным тоном сказал.

- Ну, какая же ты Слеза?! Ты самая настоящая Цветочная принцесса! Только принцесса ты или нет, а я охраняю эти вещи. Без спросу их брать нельзя.

- А со спросом брать можно? – спросила Роса.

- Можно, – ответил щенок, – но разрешение нужно спросить у меня!

- Уважаемый Барс, позвольте мне, пожалуйста, взять в подарок эти сказочные наряды. – Попросила Роса.

- Разрешаю, – ответил Барс.- Если ты меня еще и почешешь,  так я и вовсе с тобой подружусь.

- Почешу, – согласилась Роса-Слеза, и Барс подставил ей свой живот.

Щенок Барсик, – через какое- то время он позволил называть себя Барсиком,- расспросил Росинку, откуда она к нему прилетела. И та, ничего не утаив, рассказала, как они с Воробьем прилетели сквозь радугу на чердак к Барсику. Барсик восхитился смелостью маленькой девочки. И согласился отвезти Цветочную Принцессу, так он ее назвал, к водопаду.  А Росе было приятно, что Барс посчитал ее смелой.

Барсик у водопада

Сначала Тиль увидел Барсика, лохматое чудище, и лишь после в его густой шерсти заметил знакомую фигуру Светлой Росы. Она спрыгнула на землю при виде Тиля. Проскакала на одной ножке, покрутилась, прошлась на цыпочках. И по всем правилам показала, что очень рада видеть Тиля, и счастлива, что вернулась. Тиль и Росинка обнялись. Барсик лежал в стороне, он смирно ждал, когда на него обратят внимания.

- Барсик! – воскликнул Тиль. – Я ждал тебя. Ведь я придумал о тебе стихотворение. Только сначала я не знал о ком оно. А теперь знаю!

Барсик был весьма польщен!

Он рычал, вилял хвостом…

Потом Светлая Роса стала рассказывать о своем приключении и вынимать подарки.

- Смотри Тиль, что мне Барсик подарил!

Она развязала огромный тюк, который принес Барсик. Там были платья, нитки, разноцветные лоскуты, и даже краски для рисования.

Ох уж с красками повеселилась дружная компания! Они придумали оставлять следы на камнях. Вымазали руки, ноги, Барсик залез в краску хвостом. Трандиль забрался лапами. На всех больших камнях  они оставили след, и проложили длинную цветную дорогу вдоль реки.  Это была славная прогулка. Малыши играли, кувыркались, вставали на голову. И смотрели вверх тормашками, как в воде отражается солнце и переливается солнечная дорога.

Сонных Тиля и Светлую Росу Барсик положил себе на спину и отнес в волшебный сад, домой.

Бабочка

Роса-Слеза осмелела и забралась по веревочной лестнице на дерево к Тилю. Они сидели на ветке, болтали ногами в воздухе. И выдумывали небывалых летающих существ. Вокруг них облетали цветы с деревьев. А на месте опавших цветов появлялись плоды – яблоки и абрикосы. Волшебство продолжалось. И каждый день дарил Росе и Тилю открытие.

- Летающие собаки, – предложил Тиль.

- Летающие люди, -  сказала Роса.

- Летающие гусеницы, – продолжил Тиль.

- Летающие, летающие… – и тут, хлоп, на голову Росе-Слезе села бабочка.

- Не шевелись, – сказал Тиль, чтобы не спугнуть бабочку.

- Вы это мне? – вежливо спросила бабочка и замерла.

- Нет, – прошептала Роса, – он это мне, чтобы я не шевелила головой, потому что вы на ней сидите, простите, не знаю, как вас зовут…

- Ой, извините, не знала, что села на чью-то голову! Как неловко! – от смущения бабочка покраснела, настолько, насколько могут покраснеть бабочки с коричневыми крыльями. – Меня зовут бабочка Дриада, – представилась бабочка.

- А меня – Тиль Хлаупиль.

- А меня – Светлая Роса-Цветочная Слеза. И раз уж мы познакомились, то, пожалуйста, сидите на моей голове, я постараюсь ей не вертеть. Но если поверчу, то уж не обижайтесь…

И тут Светлой Росе  срочно захотелось повертеть головой, поднять глаза  и рассмотреть, что за Дриада сидит на ней. Роса скосила глаза к переносице, но кроме края двух крыльев ничего не увидела.

Но и бабочке захотелось посмотреть, кого она приняла за цветок! Она повернулась на голос Росинки, и опустила усы к лицу малышки…

А Роса морщила лоб, вертела глазами и пыталась рассмотреть кто же там, на ее голове! И когда они столкнулись нос к  носу, то невероятно заверещали обе! Дриада отлетела на безопасное расстояние. А Роса, потрогав голову, убедилась, что на ней никого нет. И перестала морщить лоб.

- И где же вы? – спросила Роса. И шепнула Тилю, – Летающий монстр Дриада!

- Красивая бабочка, – ответил Тиль. Смотри, вон она сидит на ветке. Тиль указал Росе. И вместо жуткого усатого монстра с огромными глазами, Девочка увидела гусеницу с двумя прозрачными крыльями.

- Летающая гусеница! – сказала Роса-Слеза, – они бывают!

- Извините, что напугала вас, -  приблизилась бабочка. – Я прилетела позавтракать…

- А что вы едите на завтрак? – спросили в один голос Тиль и Роса.

- Совсем немного. Нектар и чуть- чуть пыльцы.

- А это вкусно? – спросил Тиль.

- Невероятно, – сказала бабочка, – я вас угощу. И она принесла человечкам пыльцу на угощение.

- Очень вкусно, – причмокивал Тиль.

- Да, большое спасибо…  – сказала Росинка.

А бабочка разглядывала своих новых знакомых.

- А что же вы не едите? – спросил Тиль.

- Я отъелась на всю жизнь, когда была гусеницей.

- Так вы гусеница?

- Нет, теперь уже бабочка. И мне предстоит долгий полет.

- Куда же вы летите?

- В теплые края. Там я отложу яйца, из которых однажды появятся мои дети. И миссия будет выполнена.

- Миссия?

- Конечно, – ответила бабочка, – Это мой последний полет. И моя цель. Оставить потомство.

- Так зачем же вам улетать?! Оставайтесь на наших деревьях, живите. И отложите здесь яйца…

- Нет – нет. Там, куда я лечу, уже есть дерево, которое ждет меня и моих детей. Потому не стоит сбивать меня с дороги. Спасибо вам, и прощайте…

- Прощай, Дриада, прощай! – Сказали Тиль и Роса.

- Как это странно, – сказала Светлая Роса Тилю, когда бабочка улетела, – что мы ее больше никогда не увидим.

Плот

Тиль научился вить гнезда, и сделал уютное гнездышко на дереве. Роса-Росинка научилась шить и сшила одежду для себя и Тиля.

На деревьях вырастали яблоки и абрикосы, у человечков был дом, вкусная еда, и они ни в чем не нуждались. Воробей прилетал к малышам повеселиться и поиграть.

А дрозд любил, чтобы его угощали чем-нибудь вкусным. Барсик рос и превращался в лохматую дворнягу. Иногда он

тоже проведывал друзей в саду. Теперь Барсик должен был сторожить двор, поэтому хозяева все реже отпускали его погулять на свободе. Пес никогда не говорил, когда придет в следующий раз, и каждая встреча становилась неожиданностью.

А Тиль мечтал о большом путешествии по реке.

Сидя на берегу,  Тиль и Роса  часто смотрели, как плещутся в реке рыбы. Но никогда с ними не разговаривали. Чтобы узнать, как там рыбы живут в воде, Тиль решил плыть по течению. Только вот на чем?

- Все что плавает, то и лодка, – говорил Воробей и бросал в воду листья и ветки.

- Ты обещал показать мне лодку, город и людей, – напоминал Тиль.

- Хорошо, – отвечал Воробей.- Но не сегодня…

А дрозд был так занят своей семьей и малыми птенцами, что не хотел лететь в город.

- Зачем? – спрашивал Дрозд, – у нас и здесь прекрасная жизнь. Все что нужно для счастья…

- Как вы не понимаете, – обижался Тиль, – для счастья мне не хватает лодки!

И Дрозд уверял Тиля, что лодка не прибавляет и не убавляет счастья.  А счастье – это семья, жена и птенцы.

Тогда Тиль вновь говорил о лодке с Воробьем.

- Но зачем тебе лодка? – спрашивал Воробей. – Я могу перенести тебя куда угодно.

- Я хочу узнать, что на том берегу реки.

- Все то же самое, – говорил Воробей, – я там был. Там нет ничего интересного. На том берегу деревья, трава, то же солнце, та же земля. Там даже нет таких вкусных яблок, как здесь.

- Ах, – сказал однажды Тиль, – как же вы не поймете: в путешествии очень важно само путешествие!  Впечатления, встречи. И не важно, или это другой берег реки, или снежные горы, или обратная сторона большого дерева. Я так хочу увидеть рыб близко-близко! Посмотреть, как несется вода, и как выглядят берега с середины реки! Что же мне делать?!

И тогда Воробей прислушался к Тилю. Он посоветовал сделать плот из веток. Из тех веток, которые когда-то Тиль принимал за своих родственников.

День за днем трудился Тиль, складывал ветки и обвязывал их крепкой травой. Чтобы плыть по волнам быстрой реки.

В один теплый день плот был готов. Воробей нашел для Тиля крепкое весло. Игла стала мачтой, а парус сшила Роса.

Хорошо позавтракав, и вкатив на плот обеденное яблоко, Тиль, Роса и Воробей отправились в плавание по реке. Тиль оттолкнулся веслом от берега, река подхватила плот и понесла. Плот летел по  течению, а Тиль  учился управлять: он размахивал веслом, толкал влево и вправо. Но плот крутило-вертело, и реке он подчинялся больше, чем веслу Тиля.  Мимо проносились холодные капли. Вода,  ветер, блестящее солнце. Как только плот понесло, Воробей взлетел. И в панике пищал:

- Толкай к берегу! К берегу!

Но Тиль и сам хотел бы плыть к берегу, только уже не знал к какому. Роса держалась за мачту. Волна плескалась у ног. Росе казалось, что держаться за мачту будет надежней всего. И в этом она была права. Потому что через некоторое время плот снесло на корни деревьев, растущих на берегу. Бах! Плот перевернулся на бок, зацепился за корни. Малыши скатились в воду. Туда же шлепнулось обеденное яблоко. Его подхватило течение и быстро унесло. Мокрые путешественники выбрались из воды и уселись на корни. Рядом опустился и Воробей.

- Ну? – спросил он Тиля.

- Великолепно, – дрожащим голосом сказал Тиль. – А сколько впечатлений! Вот сидел бы я сейчас в нашем уютном саду, на дереве…

- Вот именно, – подтвердила Роса, – лучше бы мы сидели в нашем уютном саду, на дереве…

- А тут, – продолжал Тиль, – сколько нового – вода, ветер, берег слева, берег справа! Еще и яблоко уплыло!

- И чего ради? – спросил Воробей.

- Ради приключения!

-И плот стоит на боку, и обеда нет, и мокрые мы сидим на ветке, – захныкала Роса.

Но вскоре летнее солнце согрело друзей, и высушило их одежду. Росинка развеселилась. А Тиль был готов к дальнейшим приключениям. Он решил вызволить плот и вытолкать его на берег.

Тиль опустился к плоту на длинной ветке. Протиснулся между деревом и плотом, нырнул в воду и стал толкать плот. Плот послушно перевернулся.

- Ура! – Крикнула Роса.

- Отлично! – похвалил Воробей…

- Вот, – рассуждал с плота Тиль, – а вы говорили…

И вдруг друзья заметили: в воде сверкнула  любопытная рыба.

Тиль решил, что если он споет рыбе песню, она обязательно с ним заговорит. И он стал подманивать рыбу:

 

Поиграй со мною рыба!

Солнце светит из воды,

По реке гуляет небо.

Видишь, синие следы?

 

Тиль лежал на плоту  и шлепал  рукой по воде. По сравнению с мальчиком рыба была огромной. Если бы она захотела, то проглотила бы и Тиля, и плот. Но Тиль был смелым малышом. Рыба подплыла ближе. Красавица! Прозрачная и яркая.

Рыбе не требовалось слов. Она слушала пение Тиля. А потом стала танцевать. Плот закачался.

- Она хочет нам помочь! – Догадалась цветочная принцесса Росинка. – Все на плот! – Самой себе скомандовала Роса. Потому что Тиль уже был на плоту. А Воробей сказал, что по воздуху ему путешествовать  привычней. Отломив длинную ветку, протянули рыбе. Рыба ухватилась за ветку и потянула  плот к противоположному берегу реки.

Земляничная поляна

- Спасибо тебе, рыба! Как же нам повезло, что мы с тобой встретились! – Говорили Тиль и Роса, выбираясь на берег и вытаскивая плот.

Молчаливая рыба уплыла. Воробей вспорхнул и обещал вернуться за малышами к вечеру.

- Ну что же, – сказал Тиль, – зато я знаю теперь, что рыбам в воде жить мокро. Я нырял в воду и промок весь до нитки.

- А еще у них очень быстрая жизнь, – сказала Роса.

- Это почему?

- А ты сам попробуй пожить в таком быстром течении! Cначала тебе покажется все непривычным: быстрым и мокрым, а потом привыкнешь и будешь плавать, как рыба в воде.

- И верно, – согласился Тиль, – Знаешь, не хочу я жить в воде.

- Тогда идем  гулять по новой земле. И танцевать и прыгать.

- Эге – гей! Кто здесь есть – выходи! Мы тут впервые! Ура! Я – Тиль! А я – Роса! – Радовались первооткрыватели.

К ним навстречу из травы вышел огромный жук с большими рогами. Олень.

- Здравствуйте, – сказал Жук-Олень. – Что это вы так расшумелись?

- Извините, – смутился Тиль, – мы очень обрадовались, что добрались до этого берега.

- А откуда?

- С того берега, – сказала Роса.

Жук взлетел, покружил над малышами, оценил расстояние.

- Тогда, здравствуйте, гости!

- Здравствуй, Жук!

- Я – Олень.

- А мы – Тиль и Роса.

- Рад вас видеть на земляничных полянах!

- Где? – хором спросили Тиль и Роса.

- Земляничные поляны! – повторил Жук – Олень. Вы только понюхайте, вы только оглядитесь!

Но Тиль и Роса не знали, что такое земляника и земляничные поляны. Поэтому они стали оглядываться в поисках чего-то необычного, что называлось земляникой. И нашли.

Под резными зелеными листьями скрывались алые, бурые и даже зеленые ароматные ягоды почти с голову малышей. Что за удивительный аромат! Сладкий. Хотелось поселиться в этом месте навсегда, в тени листьев.

- Угощайтесь, – произнес гостеприимный хозяин.

И человечки откусили по кусочку от ягод. Сок потек по губам и подбородку. Слаще, чем яблоко.

А когда наелись, Жук завел беседу. Он расспрашивал малышей, как там, на том берегу.

- А вы там никогда не были?

- Нет, мне хватает и этого берега. Правда, лето заканчивается и приходит осень, а следом суровая зима, и мне приходится несладко. Но знайте: тот не жил, кто не знал нужды.

- А что такое нужда?

- Вы не знаете, что такое нужда? Когда не хватает еды, одежды, тепла… И нет того, что вам нужно.

- А, – сказал Тиль, – знаю, я вот очень нуждался в лодке, и построил плот.

- Нет, это не нужда!

- А я вот нуждалась в родственниках, – сказала Роса, – и нашла их среди тюльпанов.

- Нет! – Возмутился Жук-Олень. – Ему уже начинали надоедать эти счастливые малыши, не знавшие нужды.

- Пойдемте пускать пузыри, – позвал Жук.

Все сорвали по тростинке, и сели на берегу реки пускать пузыри. Дули – дули, кто больше пузырь надует.

У Росы вышел средний, у Тиля – большой, у Оленя почти незаметный пузырек.

- Давайте,- предложил Жук,- играть в прятки! В землянике прятаться одно удовольствие.

И малыши разбежались по поляне. А Жук улетел и лег спать.

Возвращение

Под зелеными листьями, среди сочных ягод прятались малыши и кричали «Ау-ау»! Искали друг друга, оставляли мокрые следы и смеялись!

И вдруг сообразили, что Жук не отвечает.

Тиль вызвался найти Оленя.

И вскоре Роса звала Тиля «Ау-ау»! Но Тиль не отвечал.

Бедная Роса испугалась не на шутку. Она стояла посреди земляники, такой чужой для нее.

- Ау! Идти вправо было страшно, влево – тоже страшно. А вперед – просто невозможно. И Светлая Роса боролась со своим страхом как могла, она пошла назад, к реке, где стоял плот. И стала ждать там Тиля Хлаупиля.

Тиль Хлаупиль уже забыл, что искал Жука – Оленя, он сначала шел сквозь земляничную поляну и вышел к еще одной реке. Вроде той же, а вроде и не той. Вода была тихой. И прозрачной.

В воде плавали белые лилии. Они шептались между собой. И от этого в воздухе стоял прозрачный белый гул.

А на берегу сидела лягушка.

- Ква-ква, а я ква… Квакша… а ты, вероятно, кузнечик?

Квакша очень заинтересовалась Тилем, потому что была голодной.

- Нет, я не кузнечик!

- Кузнечик! – Повторила лягушка, и высунула длинный язык, чтобы поймать Тиля. Хорошо, что Тиль был быстрым и ловким, он увернулся от лягушки. И, недолго думая и рассуждая, что это и почему, бросился бежать.

Он остановился, когда уже не чувствовал опасности. Вокруг была тишина, наступали сумерки. Тиль стоял рядом с тихой заводью, поросшей белыми лилиями.

- Здравствуйте, прекрасные цветы! – обратился к лилиям Тиль, – если бы моя подруга Светлая Роса была здесь, вы бы обязательно подружились. Светлая Роса – красавица, такая же, как и вы!

- Здравствуй, малыш. – Сказали лилии. И поинтересовались. – А где она – Светлая Роса?

- Вот в том то и дело, – ответил Тиль, – что сначала я искал Жука, потом убегал от Ква-квакши, а теперь стою рядом с вами и не знаю, где я, где Роса, где плот и где большая река.

- Серые камни! – сказали цветы.

-Что вы сказали? – переспросил Тиль.

- Большие серые камни! Заберись на них. Сверху ты увидишь все вокруг и поймешь, куда тебе идти!

- Спасибо Вам! – Ответил Тиль, и полез по камням. Они мостились один над другим, и переходили в большую дорогу. Каждый был в рост Тиля. Но Тиль поднимался все выше и выше.

А Светлая Роса ждала-ждала, плакала-плакала. Но ни Тиль не вернулся, ни Воробей не прилетел.  И пошла она следом за Тилем, куда вели ноги.

И через какое-то время встретила Лягушку, ту, от которой убежал Тиль.

Роса не выглядела съедобной на лягушачий взгляд, они познакомились и даже поговорили.

- Лягушечка, я заблудилась, – зарыдала Роса.

- А откуда ты шла?

- Оттуда! Нет, оттуда! Или нет, или оттуда… – Вертелась вокруг себя Росинка, – С разных мест…

- Ой – ой… зачем же горевать. Пойдем тебя искать!

- Мне нужно искать моих друзей. Воробья, Жука и Тиля Хлаупиля…

Лягушка озадаченно посмотрела на Росу, квакнула, и прыгнула в воду.

- Куда же ты? – спросила Роса. Но ответа не было. Лягушка спряталась в кустах.

- Какая странная, – подумала Роса, – кажется, она хотела мне помочь, а сама исчезла.

И Роса побрела одна. Туда, куда глядели глаза. Глаза глядели на зеленую лужайку, а ноги вели к большим серым камням. Тропка привела ее к белым лилиям.

- Здравствуйте, цветы! Как вас зовут? – спросила Роса.

- Мы белые лилии, а кто ты?

- Я Светлая Роса – Цветочная Слеза!

- Роса-Слеза, – зашумели лилии, и всем озером подались вперед, поглядеть на девочку. – Прекрасная, как мы!  И даже красивее! – И тихие волны катились к ногам Росы.

- Серые камни. Иди к серым камням. Там наверху ждет тебя Тиль Хлаупиль!

Роса несказанно обрадовалась и побежала туда, куда сказали цветы.

А Тиль Хлаупиль стоял на вершине серых камней и махал Светлой Росе руками!

- Сюда-сюда!

Роса поднялась на высокие камни. И сверху они разглядели реку и плот. Возле плота суетился в ожидании Воробей.

Человечки стали звать Воробья, но он их не сразу заметил. Он поднялся в небо в поисках Тиля и Светлой Росы.  У птиц очень острое зрение. Воробей увидел малышек. А они, взявшись за руки, весело подпрыгивали и пританцовывали на камнях.

Воробей подхватил малышей и по одному отнес обратно в сад, где росли абрикосы и яблоки.

- На славу удалось путешествие! – Радовались человечки, а с ними и Воробей. – Расскажем завтра об этом Трандилю и Барсику. А с Трандилем попросимся высоко в горы, где лежит снег! – Так они болтали между собой и мечтали о новых путешествиях.

Наступила тихая звездная ночь. Малыши забрались в гнездо, укрылись мягкой травой и уснули. Воробышек уснул рядом на ветке. И все улыбались во сне, потому что после долгого пути хорошо вернуться домой и заснуть в своей постели.


 

Оставить комментарий

(обязательно)


(обязательно)




я не дурак