Бункеры на Рублевке

29 Июн
2011

Автор: Алексей Конаков

В среде русских нуворишей распространяется новое поветрие — строительство оборудованных для длительного проживания подземных бункеров. Стоимость бомбоубежища среднего пошиба — как квартиры в хорошем районе Москвы; тем не менее, размах строительства ширится. Самый интересный вопрос — зачем они нужны, эти бункеры, жителям Рублевки? Вкладывать деньги таким образом — неудобно, а беситься с жиру можно было бы и поизобретательней. Ответ на данное вопрошание прост — он кажется даже нелепым в своей простоте — и, все же, я решусь его озвучить. Вот он: возведением бункеров богачи реагируют на приближение Конца Света.

Здесь, впрочем, нужно понимать довольно нетривиальные причины такой реакции. Ибо что такое — Конец Света? Всего-навсего специфический мультимедийный проект, работающий (как и любой другой мультимедийный проект) на определенную идеологию; в данном случае — на идеологию эгалитаризма, всеобщего равенства. Корни этой идеологии восходят к заре христианства, к знаменитым словам апостола Павла о том, что в скором времени «не будет ни эллина, ни иудея, ни мужчины, ни женщины», но одна голая недифференцированность, объединенная любовью к Богу. Идея — бесконечно далекая от идеи классической демократии Афин, настаивающей как раз на индивидуальности каждого участника социального процесса. Лучше всего, на мой вкус, различие идеологий демократии и эгалитаризма зафиксировал модный ныне Славой Жижек: «демократы требуют равенства для всех на старте, а эгалитаристы — на финише». В глобальной схватке, которую ведут между собой два этих взгляда на мир, все более и более одолевает второй. Для западных политтехнологов, понимающих, что установить общество всеобщего благоденствия здесь и сейчас невозможно (странам третьего мира никогда не догнать Запад по уровню жизни) эгалитаризм оказывается отличным (бессрочным) векселем: можно спокойно обещать, что когда-нибудь (на финише) все непременно будут равны.

Между тем, самой идее финиша человечество также обязано христианству — концепциям Второго Пришествия и Страшного Суда. У древних греков, ровно как и у буддистов, время движется циклически, а возвращение к существующему порядку вещей оказывается вечным. Христиане разбили эту «дурную бесконечность», пообещав истории финал и конечное воздаяние. Их проект, правда, был, в некотором смысле, элитарным — Христос придет, разомкнет время и воздаст по заслугам лишь христианам: прочие язычники могут сколь угодно долго крутиться в своих космических циклах, страдая безысходностью и бесконечностью. Нынешние эгалитаристы сделали два важных шага по сравнению с той, двухтысячелетней давности, концепцией. Во-первых, в духе общей секуляризации и релятивизации, они отменили идею воздаяния по заслугам: нет ни Суда, ни наказания, ни награды — но просто оптовый финал. Во-вторых, они теперь не жадничают, великодушно обещая, что Конец Света не обойдет никого, что размыкания циклического времени и финиша истории удостоятся все — не только христиане. И, знаете — на самом деле есть какая-то притягательность в картине действительно всеобщего единения планеты перед лицом Армагеддона; есть какое-то страшное веселье в предприятии карнавального уравнивания всех под тенью астероида, несущего Окончание Времен.

Иными словами, повторим, тема Конца Света, столь упорно муссирующаяся сейчас в СМИ, представляет собой не более чем спецпроект, умело запущенный в обращение идеологами эгалитаризма. При этом следует понимать, что идеология эта, прежде всего — популистская, рассчитанная на умиротворение масс и снятие социальных напряжений. Нищие страны, созерцающие из-за колючей проволоки роскошную жизнь «золотого миллиарда», должны отвести душу на красочных медийных картинах Всеобщего Конца и, следовательно, уравнивания. Но, кстати, резкий переход идеологов к таким мощным средствам пропаганды эгалитаризма, как нагнетание апокалипсических ожиданий по всему миру — с использованием и легенд древних индейцев майя и всей зомбирующей мощи Голливуда — не говорит ли о том, что напряжение между сверхобеспеченными и неимущими слоями социума достигло некоторой критической величины? Нельзя не заметить и того, что послание эгалитаристов о Конце Света глубоко цинично по своей сути, ибо сводится к заявлению, что и богач, и бедняк — смертны; пусть, мол, бедняк радуется хоть этому! Проблема здесь в том, что смерть частного человека — дело очень интимное, в принципе протестующее против любого уравнивания. Потому-то и приходится привлекать яркую, поражающую воображение картину Армагеддона, гибели хором, нивелирующей любую индивидуальность, стирающей частные переживания в угоду безличному многомиллионному воплю восторга-ужаса.

Вполне очевидно, что идеология эгалитаризма и ее детище — «проект Конца Света» — рассчитанные, прежде всего, на популистский обман нищих и необразованных масс населения, не должны бы находить отклика у обеспеченных, хорошо живущих людей. Вульгарный атеизм недаром начал свое победное шествие по умам и душам в эпоху изобретения электричества и пара — эпоху становления буржуазии. Жизнь в циклическом времени не так уж плоха, когда есть вилла на острове и растущий счет в банке; для увлеченного спекуляциями биржевика, для цивилизации рантье вообще — нет ничего страшнее, чем возможное Окончание Времен. Говоря цинично — Конец Света нужен только беднякам; христианство ведь и было изначально — религией бедных. Голливудский блеск фильмов а-ля «2012» рассчитан лишь на ослепление низов, которые больше «не могут» жить по-старому. Вот им — и предлагается верить в счастливый шанс Армагеддона. Но самый поразительный факт заключается в том, что, невольно, этим блеском оказываются ослеплены и нувориши — по крайней мере, некоторые из живущих на Рублевке. Лучшее доказательство тому — многомиллионные счета расходов на строительство тех самых бункеров.

Дело здесь, конечно, в идеологической наивности и метафизической неподкованности бизнесменов. Ведь для того, чтобы не поддаваться видению Армагеддона — хотя бы в его популярном варианте — достаточно знать, скажем, идею апостола Иоанна о том, что Второе Пришествие уже состоялось, и Суд уже прошел, разделив людей на награжденных (воцерковленных) и наказанных (оставшихся вне церкви). Увы! Сознание олигархов, экономя силы, интерпретирует происходящие события по наиболее простой, уже готовой схеме, которую предлагают им СМИ — схеме всеобщей гибели в 2012-ом году от астероида или взрыва на солнце и т. п. А принимая готовую схему, человек неизбежно загоняет себя в тупик. Подземный бункер — что-то типа родимого пятна, побочный результат такого идеологического тупика. Конечно, не нужно считать московских бизнесменов законченными идиотами, наивно верящими в возможность «пересидеть» Конец Света в подземном убежище; бункер, разумеется, не спасет — не то что при столкновении Земли с астероидом, но даже и от рядовой атомной войны. В том то и суть, что в случае бомбоубежищ на Рублевке мы имеем дело не с прагматическими мероприятиями, но, скорее, с некими символическими жестами отчаяния.

Современному «хозяину жизни» должна быть невыносима мысль о Событии, совладать с которым он не сумеет, предотвратить последствия которого не смогут ни какие деньги. Современному «хозяину жизни» страшен тот самый триумф эгалитаризма, в который он невольно начинает верить, поддаваясь мощнейшему излучению «мультимедиа-проекта Конца Света». Современному «хозяину жизни» тошно от одного соображения о том, что и он, обладающий гигантской финансово-административной мощью, и последний нищий уже сейчас одинаково беспомощны перед призраком 2012-го года. Наличествующая ситуация — в которую он имел глупость поверить — не разрешима для него никаким действием. И вот тут «хозяин жизни» совершает абсолютно пустой, ненужный, голый жест — строит бункер возле дома, прекрасно понимая его бесполезность; но ведь нужно сделать хоть что-то! Перед нами — гримаса бессилия, своего рода «ужо!», обращенное Евгением к Медному Всаднику, но не после, а до фактической катастрофы. И реализуется это «ужо!», опять-таки, по готовой схеме, взятой из голливудских кинокартин — где Армагеддон представлен в виде атомной войны, а возможное спасение — в виде личного бомбоубежища. Разумеется, никто не верит серьезно в столь примитивный сценарий; просто других моделей поведения в данной ситуации массовая культура не предлагает.

Ненужный жест построения бункера как ответ на приближающуюся тень возможного Конца Света — это практически непроизвольная реакция олигарха на атаку эгалитаризма. Даже если все уравняются в Армагеддоне — свой путь к Армагеддону богач желает сделать другим, с жестами роскошной траты и гордого неприятия. И даже если все погибнут — бизнесмен желает лежать не в братской могиле, но в личной гробнице, которую и представляет собой возведенный им бункер. Ибо из двух идеологий — эгалитаризма и демократии — бизнесмен всегда выбирает демократию.


 

Оставить комментарий

(обязательно)


(обязательно)




я не дурак