Три цитаты и лес

30 Май
2011

Движение есть таинство трамвая. Его судьба и предназначение – звенеть, подрагивая на стыках. Поэтому страшно представить себе неподвижный, недышащий трамвай.

О ту пору, как из воды вытащили, движимость в нем была и глаза раскрывши, а теперича закоченел весь.

А.П.Чехов. «Скорая помощь»

В майском номере мы будем говорить о скорости, о  движении подвижного, неподвижного и незримого.  Движимость, как отказ от тяжести. Никакого имущества.

Только бег и вращение.

Мне нравится нарисованный на асфальте круг, вокруг которого написано чей-то внимательной рукой «светАмира». Я не задумываясь кем и для чего это было написано, но каждый раз, проходя по этой дорожке, я встаю в центр круга и смотрю вверх. Одну-две секунды, иногда и минуту. В этот момент — я движимость. И облака бегут очень быстро.

Ещё есть мечта — идти в степь, не возвращаясь и не останавливаясь. Идти по степи как по голой странице Андрея Платонова, чтобы, когда закончится шаг, лечь в тёплую чевенгурскую землю и думать о солнце.

В такие моменты — я стремление.

День за днем шел человек в глубину юго-восточной степи Советского Союза. Он воображал себя паровозным машинистом, летчиком воздухофлота, геологом-разведчиком, исследующим впервые безвестную землю, и всяким другим организованным профессиональным существом — лишь бы занять голову бесперебойной мыслью и отвлечь тоску от сердца.
Он управился — уже на ходу — открыть первую причину землетрясений, вулканов и векового переустройства земного шара. Эта причина, благодаря сообразительности пешехода, заключалась в переменном астрономическом движении земного тела по опасному пространству космоса; а именно как только, хотя бы на мгновенье, земля уравновесится среди разнообразия звездных влияний и приведет в гармонию все свое сложное колебательно-поступательное движение, так встречает незнакомое условие в кипящей вселенной, и тогда движение земли изменяется, а погашаемая инерция разогнанной планеты приводит земное тело в содрогание, в медленную переделку всей массы, начиная от центра и кончая, быть может, перистыми облаками. Такое размышление пешеход почел не чем иным, как началом собственной космогонии, и нашел в том свое удовлетворение.

Андрей Платонов. «Ювенильное море».

Хочется улыбаясь, обратиться к стихотворению  Пушкина «Движение» и до боли в глазном яблоке разглядывать одноименное стихотворение Заболоцкого, можно читать любую книгу, ожидая заметить движимость в рядах строгих и сухих букв. Может это будет всплеск, может незаметное насекомое, мелькнувшее за краем глаза? Или вдруг  буквы поплывут, строчка наплывёт на строчку и тогда будет сон и будет голос?

В этом случае я — надежда на движение.

А изумляет меня Александр Введенский, пишущий:

ясно,
нежно
и светло
чтоб землею белоснежной
грудь и ухо
всю посуду
у прекрасной занесло
3-ий возница: закинув голову, глядит наверх)

И продолжение его , 72 года спустя

На сцене два человека и два дерева. Одно дерево — большое и вертикальное, с ним человек, похожий на волшебника изумрудного города, обнимается и резонирует, как отец и сын. Второй человек с горизонтальным деревом поменьше очень резок и нежен. Потом плавен и нежен. Потом он поёт внутрь этого живого дерева и становится яснее нежнее и светлее. Становится лучше.

А вместе они – лес. Немолчный, глубокий бессмертный.

Невыразимый.

В это время — я молчание и неподвижность.

все


 

Оставить комментарий

(обязательно)


(обязательно)




я не дурак