Тори

30 Май
2011

Автор: Анастасия Кулинич

На физкультуре нас заставляли бегать по кругу. В зале/на стадионе –не суть. Главное всегда по кругу, всегда семь кругов. По норме. Виделось мне в этом  единственное –  навязанное унижение своего движения. То, что мы можем бегать (и даже прыгать) делает нас лишь движимыми/способными на перемещение с одного места в другое. Без большего. Любое наше телесное передвижение всего лишь дублирует земное вращение. Только..Земля-то вращается вокруг своей оси по законному горделивому праву, а мы рабски двигаем себя вместе с ней. Плохого в этом, ясно, ничего нет, но ощущение замкнутости присутствует. На людях ускоренно двигаться по стадиону «Фламинго»- стало вровень чистосердечному признанию в своей о/без/движенности. От такой физической парализованности меня всегда спасала только возможность думать – бес/полезно, за/предельно, назло телу таскать свои мысли по разным углам, куда-нибудь далеко…к фантастике. Фантастика потому и  пишется сидя, смирно. При полной тишине тела. Все сдвиги, шумы – туда, в выдумку. И было всегда достоверно известно, что из двух испытываемых мною движений, двигательным оказывалось только второе (мысленное). Думала даже о том, как не  стоит человеку давать стадиону название птицы. Во сто крат запрет.

От фламинго желаешь подражать фламинго – стоять на одной неоперенной ноге, пряча вторую в теплом теле, и сохранять энергию. Хотя линия стадион-птицы все же сделала свое.. С того вынужденного бега способность по-настоящему перемещаться мне стала казаться возможной только у птиц. Если совсем честно, у Тори – мальчик/девочка/Королева птиц/ вообще – такая фантастическая повесть Ильи Кнабенгофа. Фантастическая не от того, что  пре/замечательная, а как прилагательное от фантастики. Так ли виноват бег, но читать я ее любила. Немой, не видящий в синем небе синего, со своим цветовым спектром мальчик Тори. Особенный, как водится. Да и не мальчик-то он/то она. Папа рисует цветные плакаты, чтобы Тори менял/а цвета и осуществлял/а «переходы» из одного райдера в другой. Райдеры –это все существующие жизни, переходы – перемещение по ним. И миллионы птиц. Королева- владелица всех райдеров, Хранители охраняют ее, а Древние- Память и всех нас. Такая скромная, ни на что не претендующая мифологема. Да и сам Кнабенгоф никому ничего не навязывает. Поет, пишет, читает лекции и так, между этим, хранит свою  Тори. Только она у него летучей оказалась. Движимой. Из небольшой повести Тори превратилась для меня в: Илья “Чёрт” Кнабенгоф – вокал + гитара=лидер группы Пилот. Не знаю, на что подсаживаешься больше. На Пилота (Кнабенгоф, Бастраков, Марков, Лысов, Казаченко) или сольно на Илью –в котором живет какой-то БОГ-БОГ из буддизма и христианства, все успокаивающий, врачующий.Делить-то Кнабенгофа не выходит.Не делим: в песнях, в стихотворениях, да даже в разговорах-закусках на дорожные темы – все это одна собирательная система, кабина «Пилота». Надо мной давно тяготеет вопрос, почему я никого не могу познакомить (до определенной степени) с Ильей/Пилотом, как однажды познакомили меня. Уверять почитать, послушать, соединить – вряд ли так можно, а просто дать песню – не получается, т.к. делить (договорились) нельзя. А нельзя, вероятно, из-за  того, что Илья делится собой полностью. Не жадничает. Приезжает читать лекцию, примерно на одну тему: смысл жизни,поиск себя и пр..и начинает рассказывать о себе: как верит Богу, к примеру. Значит мне надо рисковать и чище напевать обожаемую  «Горько». Еще из знаменательного: всё кнабенгофское есть правда. От «Войны» 97 года до «Сказки о прыгуне и скользящем» – сплошная правда. Что было на душе, то и пелось. И сплошное движение.  Каждый альбом-новое звучание. Веха за вехой. Привыкать же к новому сложно, тянет до старого. А правильнее, когда вперед. Поэтому доверять-верно. Не сомневаясь.На последнем концерте Илья пел песню своего питерского знакомого, с которым они однажды недолго были соседями. И сказал, что тот сильно переживал за рок. Больше всех. Потом как-то рок успокоился, все успокоились, а он умер. Раньше спокойствия. Пел Кнабенгоф «Группу крови».

Суммой, поселилась во мне его повесть, как Королева в Тори. И слилась. В то, что есть Пилот. Простой фантастический. Про этот переход я тогда (во время бега) подумала как про мощь движимости мыслей (не умоляя достоинств физической культуры, конечно).

иллюстрация И. Кнабенгофа к концу повести.

И мужчина взял за руку маленькую девочку и направился к гигантским розово-красным скалам, а навстречу им уже летели продравшие глаза Хранители Королевской Памяти. Летели встречать Королеву. Наступила долгая седая зима Пятого райдера…

Йоханга[*]


[*] Йоханга – слово, состоящее из трех трансцендентных звуков, используемых при работе с энергией в йоге и боевых искусствах. «Йоо» – звук, собирающий энергию (его звучание ближе к «к’йоох»), «ххаа!» – звук выталкиваемой энергии, «нга» – выравнивание энергии. Слово «йоханга» является, таким образом отражением трех состояний вселенной (рождение, жизнь, умирание), а, соответственно, охватывает весь период времени, т.е. вечность (слова Ильи).  


 

Один комментарий to “Тори”
  1. Ксения:

    Добрый день! Понравилась статья, связь музыки и реальности!

    Начинающих авторов просто необходимо поддерживать!

Оставить комментарий

(обязательно)


(обязательно)




я не дурак