О вреде некурения

30 Апр
2011

Все случаи очевидности, умозрительности, употребления научной и псевдонаучной терминологии, цитирования, курения в общественных местах или просто откровенного хамства, а также аллюзии оставлять на совести автора. До востребования.

Каждый раз, когда я собираюсь сесть и написать очередную статью… (Здесь я обязательно затягиваюсь «Петром». И да — это никак не реклама). Так вот, когда я сажусь писать эту треклятую статью — между первой затяжкой и окончанием первого абзаца — у меня никогда нет какой-то одной глобальной мысли. Мысли-то есть, но всё махонькие мыслишки, роятся-роятся, а потом начинают сворачиваться в тоненькие ниточки и переплетаться между собой, напоминая мне далекое детство, в котором старшая сестра учила меня по клеточкам рисовать «змейки». Примерно такие:

Рисовать их ровно я так и не научился. (Здесь начинается уже вторая третья четвертая пятая сигарета). Но в голове — регулярно, каждую статью — такие «змейки» сплетаются, спаиваются, обрастают головами и начинают драться между собой. Когда сильнейшая из них остается одна, мне не остается ничего, кроме как смириться и — мысленно же — начать петь «Караван» Дюка Элингтона.

Бывают темы, которые правильно раскладывать по полочкам и легко структурировать, в таких случаях заставить змею станцевать для публики получается даже быстрее, чем за одну пачку. «Прекрасное далеко», предложенное нашим впускающим редактором в качестве темы апрельского номера, — случай абсолютно противоположный. Прекрасное далеко (затяжка) это, брат, (выдох) не просто фантастика. Это (затяжка) мечта. (Выдох). А мечту нельзя структурировать и разложить по полочкам. Грех.

Да и не в грехе ведь дело, если по-честному-то. Не боюсь ведь грешить — кумиров, по крайней мере, творю регулярно, по пять штук в день. Нет, точно не в грехе. Но в чом тогда? — Теряюсь. (Пятнадцатая сигарета).

Мечты человеческие, во-вторых, нельзя структурировать потому, что слишком они разные, мечты: кто-то хочет на концерт Тупака Шакура, другой — стать первооткрывателем Америки, а некто третий — просто новые носки. И так далее, на вкус и цвет, как говорится… Все люди разные, а живые люди — тем более.

Во-первых же, мечту нельзя разложить по полочкам, потому что — еще в процессе этого «разложения» — мечта перестанет быть мечтой, а станет целью, стремлением, идеей фикс или простой бытовой шизофренией. Но не мечтой. А поэтому здесь можно говорить только за себя. И, к сожалению, только о себе. (Двадцать вторая сигарета).

Я всегда искренне завидовал людям, для которых Прекрасное далеко — какая-нибудь Германия или, на худой конец, замечательный город Гондор. Эти люди счастливы уже в своем темном углу, они уже греются на берегах Средиземного моря или уже восходят на Эверест. Их мечты — уже реальны. Мое же Прекрасное далеко — рябь на зеркальном отражении, которая, к тому же, зависит от направления ветра в моей голове. Если ветер справа, то это в зеркале прекрасный, но далекий я: правильный, честный, уверенный, улыбающийся во все тридцать два и, что примечательно, свои тридцать два, — в общем, такой, каким я уже никогда не стану. И слава Господу.

Если ветер вдруг слева — отражается уже прекрасно далекий я: он точно такой же, как и первый, только весь в белом и со знаком минус. Если я могу быть со знаком минус. Наверное, оба они счастливо живут в каких-то параллельных реальностях, как я в своей. Не это сейчас главное: сейчас, затягиваясь двадцать восьмой сигаретой, я искренне радуюсь, что в зеркале за всю мою недолгую жизнь ни разу не отразилась лошадиная морда…

Искренне Ваш, К.


 

Оставить комментарий

(обязательно)


(обязательно)




я не дурак