Жан-Батист Пара (пер. В. Iванiв)

1 Апр
2011

Жан-Батист Пара родился 28 декабря 1956 года. Он родился в семье пастуха. Его родители эмигрировали из альпийской Италии во Францию вскоре после его рождения. Большинство жителей его родной деревни были силой завербованы в армию режимом Муссолини и направлены на русский фронт. Он с детства запомнил рассказы выживших, которые заронили в его сердце любовь к России. Поэт и критик-искусствовед, сегодня Жан-Батист Пара является главным редактором литературного журнала Europe. Среди его публикаций: Арканы Отшельник и Мир, Атланты, Голод теней (Премия Аполлинера, 2006), Пост глаз и другие испытания взгляда. Пара переводил на французский язык итальянских, русских и индийских поэтов и был удостоен Премии Нелли Сакс и Премии Лоры Батайон. В течение десяти лет он вел передачу о поэзии на радиостанции France Culture.




БРАТ И СЕСТРА

Все когда-то любимое, русские степи, доля и песня о ней
под высокой крапивой глухой, лай собак,
ветка бьется в окно, детства роса,
пот труда, развалин огонь, складки губ,
золота темный браслет, все, что от желания бледнеет:
с самых высоких небес до кровопускания, быть сестрою и братом
в конце зимы, скользить вечерами, когда уходят
красные прицепные вагончики, и стертое имя твое как терние,
когда ты выпиваешь мое лихорадочными глотками,
прежде чем смерть погасит это лицо,
что усопшей сделало смерть.

НАПИСАНО МЕЛОМ

Когда берег реки холодный,
немыми сделает
людей, поднявшихся из земли,
когда со лба потечет миро,
и когда они разотрут руками шафрановые стигматы,
когда лицо матери в тени
детям закричит: пора спать,
когда неподвижная автодрезина в поле пшеницы
напугает светом своих фар
скобаря, что не скажет своей печали,
когда рыжие лягушки и зловонные ирисы
бросят на ветер прах своих голосов,
когда поднимается пламя в сухой траве,
странника принимая, принесенного волнами ночи,
когда на равнине тюльпанов низвергнутых
каждая пчела наслаждение в чаше находит,
заяц когда лишится кишок
и почувствует, как открывается водная дорожка в небытие,
когда друг познает любимого волос за волосом, от жилки к жилке,
и поведет стада свои на другой берег реки,
ведомый соляным светом и разорванной азбукой,
мы будем смотреть на луну среди груш в цвету,
и мы будем нагими из-за тайны такой.

СТАТУЭТКА НОЧЬЮ

Маленькая бронзовая танцовщица, никогда не похолодеет
фигурка твоя, ты видимой делаешь
руку, что тебя сотворила, среди ламп,
когда начинается вечер индийского лада.
В неподвижной, тебе, есть шелест
листвы, галька души,
омытая свежей водой, и может быть, тайна
предупредительных жестов и благодати -
первой причиной тебе, чтобы быть.
Ребенок, что глядит на тебя, ищет свою ночь
в ночи чужой, на песчаной земле
одиночества он рисует ковер голубой
ирисов или дубровника, но в этот вечер он вскакивает
на матраце, показавшем свое войлочное нутро,
и когда будет ночь, ты изменишь его,
чтоб оправился от меланхолии, в этой легкой тени,
что от тебя приближается и поднимает от ладоней его
прутики клетки.

ГОДОВЩИНА

Где поднимается долина,
первым ты слышишь
подо льдом пение псалмопевца.
первым ты видишь
нож в гриве густой.
Поэма — стол поставленный тобой
и если шаги в пустоте
долгие оковы тебе
еще год ты останешься
в прекрасного узах.

FRRE ET SUR

Tout ce qui fut aim, les steppes de Russie, le partage et le chant
sous les hautes orties blanches, l’aboi des chiens,
la branche qui cogne la vitre, la rose des enfances,
la sueur de l’exercice, un feu de dcombres, le pli d’une lvre,
un bracelet d’or brun, tout ce qui plit auprs d’un vu :
du plus haut du ciel la saigne du bras, tre frre et sur
la fin de l’hiver, glisser dans le soir o s’en vont
les roulottes rouges, ton propre nom t comme une pine
quand tu buvais le mien par gorges fivreuses
avant que la mort teigne ce visage
qui teignait la mort.

CRIT LA CRAIE

Quand la rive froide du fleuve rendra silencieux
les hommes qui remontent l’intrieur des terres,
quand sur leur front coulera l’huile sainte
et qu’ils frotteront dans leurs mains les stigmates du safran,
quand le visage d’une mre dans l’ombre
criera aux enfants qu’il est l’heure de se coucher,
quand l’autorail immobile au milieu des bls
surprendra dans la lumire de ses phares
le ferronnier qui est triste et ne peut le dire,
quand les grenouilles rousses et les iris ftides
laisseront le vent remuer la cendre de leur voix,
quand la flamme se lvera dans l’herbe sche
en accueil l’tranger venu par le flot de la nuit,
quand dans la plaine des tulipes renverses
chaque abeille sera l’orgasme du calice,
quand le livre perdra ses entrailles
et sentira s’ouvrir une voie d’eau dans le nant,
quand l’ami connatra l’aim cheveu par cheveu, veine par veine,
et mnera ses troupeaux sur l’autre rive du fleuve
guid par la lumire du sel et la grammaire du dtachement,
nous contemplerons la lune travers les fleurs du poirier
et nous serons nus cause d’un tel secret.

STATUETTE DANS LA NUIT

Petite danseuse de bronze, jamais transie
dans ton peu de matire, tu rends visible
la main qui te fit natre, entre les lampes
o commence le raga du soir.
Immobile, il y a en toi des froissements
de feuillage, un gravier d’me
que l’eau frache remue, le secret peut-tre
de la prvenance des gestes et d’une grce
devenue ta premire raison d’tre.
L’enfant qui te regarde a cherch sa nuit
dans la nuit trangre, sur le sol sableux
des solitudes il dessinait un tapis bleu
d’iris ou de germandres, mais ce soir il se dresse
sur le matelas qui montre ses entrailles de crin
et dans la nuit qui revient tu le changes
en convalescent de sa mlancolie, en cette ombre lgre
qui s’approche de toi et soulve entre ses paumes
une cage grillons.

ANNIVERSAIRE

O s’lve la valle
la premire tu entends
sous la glace le chant du psalmiste
la premire tu vois
le couteau dans la toison paisse.
Pome est la table par toi dresse
et si des pas dans le vide
sont ta longue contrainte
encore un an tu resteras
dans la beaut des liens.


 

Один комментарий to “Жан-Батист Пара (пер. В. Iванiв)”
  1. Дмитрий Кузьмин:

    Премия Нелли Закс (а не Сакс)

Оставить комментарий

(обязательно)


(обязательно)




я не дурак