От счастья к радости (1)

1 Апр
2011

Авторская колонка Михаила Немцева

Полагаю, все они – эти люди в экранах и на улицах, узнаваемые по своей похожести – все они хотят счастья. Они знают своё счастье таким, каким они его хотят.

Где они его подсмотрели, подслушали?… Знаем, где. Теперь и всегда, не Бог, не царь, не смерть, но счастье – вот что направляет их ежедневно по их собственным делам.

Счастье: плотная материя вещей плюс тонкая материя правильно настроенного тела, плюс неуловимое и поддерживаемое настроение. Всё это вместе, заваренное не без усилий, но как-нибудь надёжно (как можно надёжнее, надёжнее!). Что проще, чем придумать себе совё счастье. Оно будет таким же, как у них – там, неподалёку. Потому они мне братья и сёстры.

Счастье – это когда другого не надо. Вот это– моё, и другого мне не надо, и я буду доволен. Мой дом, мои дети, мои мысли.

Счастье: страшная ловушка великих антиутопий прошлого. «Теперь каждый счастлив!» – страшный лозунг Мира Хаксли. В Ангсоце каждый вроде бы тоже был счастлив, или как это там называлось. Можно вспомнить как любят тираны напоминать рабам своим о счастье и довольстве. Можно представить себе, что может прятаться за словосочетанием «принуждение к счастью»!  Но вовсе не нужно распылять над городами галлюциногены или вводить население в сложные трансы. Пусть каждый искренне хочет счастья. И делает для него что может. Счастья себе, своему роду, народу и так далее.

Счастье – клапан на будущем. Оно его раскрашивает, делает желанным, интересным, и  отменяет.

…Отчаяние счастья…

…Что нужно сделать, так это отказаться от счастья, – но не ради какого-то иного отчаяния:  поставить перед собой вместо него радость. Радость незаслуженную, беспричинную незаработанную.

Счастье – характеристика внутреннего состояния, радость – на границе себя/своего и внешнего/всеобщего. Радость – переполняет, настигает, радость делает другим, счастье – подтверждает то, что есть; счастье – за что-то и никуда. радость –беспричинна, но направлена – к большей радости. Там не нужна надежда. Радость – сама по себе и река, и потом, и движитель. Оно безденежно, а счастье честно покупается (не покупал ли я сам не раз уже счастье? И никто никогда не продаст мне радость неисчислимую)

Не радостно ли устремлять в последнюю атаку свои боевые полки? Не радостно ли умереть на сороковой неделе медитации, взлетев, наконец-то, под самый купол, и раствориться там в пылинках, танцующих в тонких лучах?  Не радостно ли замереть вдруг на горной тропе, вдруг увидев, что пройденный путь уже случился, хоть и не завершён, и теперь пора идти – но не домой, а не важно куда? Не радость ли – вызнать единственное слово, единственный звук?

Сестра счастья – надежда; а радость учит жить без надежды, жить мифологически («низачем» в земных предметных терминах), как будто бы никуда летит пущенная стрела.


 

Оставить комментарий

(обязательно)


(обязательно)




я не дурак