Александр Петрушкин

1 Апр
2011

Родился в 1972 году в городе Озёрск Челябинской области. Публиковался в журналах: Урал, Транзит-Урал, Крещатик, Уральская новь, Уральский следопыт, День и ночь, Аврора, Нева, Дети Ра, Воздух, Знамя, Футурум-Арт, Абзац, Text only, Топос, Полутона, Новые облака, в «Антологии современной уральской поэзии: 1997-2003″, в других альманах и сборниках. Лауреат литературной премии «ЛитератуРРентген» в номинации «Фиксаж» (лучший нестоличный издатель поэзии). Куратор проектов культурной программы «Антология». Координатор евразийского журнального портала «Мегалит». Главный редактор журнала «Новая реальность». Член союза писателей Сибири, куратор поэтического семинара «Северная зона», региональный представитель литературного клуба «Лебядкин», руководитель ЛИТО «Грани» (Кыштым), соучредитель международного альянса литературных журналов, член высшего творческого совета общественной организации «Поэты 21 века». С 2005 года проживаю в г. Кыштым Челябинской области.






ОТРЫВОК

и тает как снег империя
с берега мир отходит
сказать всё легко и просто
плачешься не за бога
скажешь: пока и лёгким
станет не то просторно
не то неуместно вроде
это дело Харона

вот и река и лодка
речи скользит в фарватер
не попадая вечность
слышишь и пропадаю
нет никаких империй
а эта светла дорога
и неуместно стыдно
что тебя понимаю

и переплавив остров
апрелем горит в гортани
кого называешь богом
кого призываешь спиртом
чистым горит здесь дворник
и до травы сгорает
вывернув наизнанку берег
в квадрате смертный

(2011)

***

даже ты не поймешь как тобою смотрел в воздух он
разбирал на запчасти и примерял к себе землю
он помешивал левой ладонью то дым то тепло
то подмигивал то решетом рассеивал семьи
они шли от канвы от канавы сквозь север на юг
как цыгане таджики славяне иные холопы
занебесных империй откуда приближен тук-стук
он просеивал их через пальцы и снег словно ветер
даже ты не поймёшь из голландии вялой своей
как разобрано было всё горе и горы и печи
онемелый стоял этот бог и смотрел
как внизу жили дети что его отрешили от речи

(2007)

ИЗ КАМНЯ

Земля, переходящая здесь в море,
Достигнет там — границу берегов
Воды. Себя у сей земли оспорив —
Найти Голландию на карте или кров —
В натуре
Отныне я не вхож в твой дом, а в речь
Вхожу акцентом, как ладонь Фомы
В отверстие. Кого в себе стеречь
Был обречен мой рот — не вспомню. Мы —
Теперь абстракция, которой должен путь
Свои длинноты, полки, тамбур, сажи.
Сказавши в окончании “Что ж, будь!” —
Я очутился в каменном пейзаже.
История закончилась. Звезду останови,
Невидимый и глупый археолог:
И будет слово — точно — по крови,
И кровь застынет в твердых некрологах,
Которые являем мы себе —
Сорви всех планов этих треуголку —
История закончилась, гостей
Спровадив в пыль — в значенье — под двустволку.
История закончилась. Густа
И необъятна сеть ее наречий.
Есть даты, из которых пустота
Спускается, как волк, на наши плечи.
История закончилась. Есть мед,
Который исполняет наше место —
Не то чтоб смыслом, а скорее вещью, но
Две вечности нас постигают вести.
История закончилась. Предметы летят,
По Броуну с Лукрецием, на волю
И стерты трещины и их приметы,
Как поводы к межвещному зазору.
Мир уплотнен. Божок в подсвечник пал —
В родимое пятно — в копытце Фавна —
Так допотопный мир в соитии с потопом,
Историю прикончив, нам оставит
Недолгий взгляд, стирающий предметы
И трещины меж ними. В эти щели
Протягивает время свои руки,
Чтобы вернуть тягучие ответы.

(2006)


 

Оставить комментарий

(обязательно)


(обязательно)




я не дурак