Ходжа Насреддин с ядерной бомбой

24 Янв
2011

Автор: Александр Коперник


Внимание, статья-спойлер. Если вы не смотрели фильм «Немыслимое», желательно посмотрите его до прочтения статьи, потому что иначе просмотр может быть не столь интересным. То же самое относится к фильмам «Аватар» и «Бесславные ублюдки» (хотя эти два – не критично).

Герой — это мифическое существо. Он идет в ад, и делает что-то ради того, чтобы сделать что-то. То есть он совершает поступок ради поступка, и чаще всего пускает себя при этом в расход. Как можно назвать героем человека, который легко и непринужденно побеждает, даже не пострадав при этом? Герой — это тот, кто умирает, выполняя задачу, которая к тому же часто и смысла-то не имеет. Герой действует напрямую, и если и думает о последствиях, то о совершенно конкретных: «Беги, я их задержу!». Вся его жизнь сокращается до одного геройского поступка.

В последние годы голливудские картины все ярче демонстрируют настроения, схожие с появившимися в русском кинематографе в девяностые. Безнадега, непобедимость человеческой тупости, подлость государства и локального варианта демократии. Даже самые кассовые фильмы — «Аватар» и «Бесславные ублюдки» — ярко рисуют нам отвратность американского мировоззрения. Как будто это и есть основной «мессэйдж». В «Аватаре» главный герой совершает предательство, потому что корпорация (которая, по сути, Америка и есть, хоть и метафорически) отправляет его вершить геноцид. В «Бесславных ублюдках» фашистов изображают крайне американообразными, до милых мелочей, типа Гитлера, который жует жвачку, — то есть основным врагом мира объявляют американцев, и намек настолько очевиден, что не заметить его просто невозможно.

В этом смысле фильм «Немыслимое» («Unthinkable») — апогей разрушения шаблона американской «правоты». Десять лет назад такой фильм был бы просто невозможным; воистину, немыслимым. Сейчас, на «прогрессивной» волне нового кинематографа, он выглядит уместным, что не делает его менее ужасающим.

Опорной точкой фильма является то, что главный персонаж в нем — террорист по имени Юсуф. Причем террорист-одиночка. И он в фильме — герой. Он страдалец, ему соболезнуешь, его жалко; при этом он — сильный, он переносит все «сжав зубы»; тот факт, что Юсуф заложил аж три ядерных бомбы в разных городах США, отступает на задний план на фоне того, что происходит на засекреченном объекте, где его допрашивают. Снято так, что симпатии зрителя первым делом на стороне Юсуфа. Зритель видит, что Юсуф — сильный, целенаправленный, что он по-настоящему верит во что-то. И вера его привлекательна. Юсуф держится намеченного пути, его не ломают пытки и психологическое давление. Он — герой.

Второй симпатичный персонаж, по идее, тоже должен вызывать протест. Это — палач по имени H (Эйч), который Юсуфа пытает. Почему он симпатичен? А потому, что он тоже во что-то верит. Он знает, что он делает страшные вещи, но он четко понимает — зачем. И он отлично знает свое дело. Эффект H усугубляется, когда оказывается, что первую семью его жены убили соседи. А потом она убила всех их родичей, после чего ее схватили и передали H для суда.

В конце же H оказывается чуть ли не самым человечным среди всех участников операции, что дает ему опять же много «очков». Он — герой.

Когда, наконец, Юсуф решается высказать свои требования, они оказываются непомерными. Невыполнимыми. В частности, из них следует полный пересмотр внешней политики США. Юсуф требует прекращения поддержки марионеточных режимов на Ближнем Востоке (и вообще всех марионеточных режимов). Вывода войск из горячих точек. Очевидно, что невозможно выполнить его требования. И тут возникает вопрос: за кого воюет Юсуф?

«Давай, давай! Я люблю свою страну, а вам насрать на нее! [...] Я позволил себя схватить, потому что я так захотел. Я захотел встретиться со своими врагами лицом к лицу. [...] Хотите, чтобы я рыдал над полусотней людишек? Да вы убиваете столько каждый день. [...] Дело не во мне, дело в вас. У вас нет власти. Вы не дети Господа, вы — чума. Вы — паразиты. Вы — как опухоль».

Юсуф — американский гражданин и уроженец США, ранее носивший имя Стивен. Он не присягал в верности другим странам (а США — присягал, служил в американской армии). Получается, что он остался американским подданным, приняв ислам (опять же, разрыв шаблона «мусульманин — ненавидит США»). В фильме нигде не упомянуто, что он стремится защитить права кого-либо, кроме нескольких упоминаний о преданности и любви к США.

Итак, остается одно: он воюет за Америку, как бы парадоксально это не звучало. Заложив три бомбы и дав себя схватить, он обрекает себя на жуткие пытки, и он это понимает. Палач H хорошо знает свое дело и отлично умеет давить. Поэтому, когда ФБР «улыбается удача» и они находят жену и детей Юсуфа, H раскалывает его, убив сначала его жену, а потом инсценировав пытку детей. Юсуф выдает местоположение бомб. Проигрывает ли он при этом?

Мне кажется, он побеждает, поскольку цели своей он все-таки добился: его схватили и пытали, чего ему, скорее всего, и требовалось, поскольку других вариантов просто нет. Все хорошо, конфликт разрешен. Когда H говорит Юсуфу в конце: «Теперь они все на твоей стороне» — ловишь себя на том, что имеются в виду не люди на засекреченном объекте, имеется в виду зритель. И действительно: зритель на стороне Юсуфа, а значит, на стороне Юсуфа США. И США готовы смириться с ядерными взрывами, которые вдруг встают в положение меньшего из зол, в сравнении с личной драмой одного человека.

Но самое жестокое все-таки припасено напоследок, и оно дает очередную загадку. Это четвертая бомба, о существовании которой становится известно только в конце. Юсуф умен и расчетлив. Он с самого начала предполагал, что может расколоться, поэтому оставил себе «лазейку» в виде четвертой бомбы. Как относиться ко всему после обвала новой информации становится вообще непонятно.

Все, что можно было разрушить, уже разрушено; Юсуф — положительный персонаж, который готов убить десятки миллионов человек непонятно зачем; ужасающее чудовище, палач H — положительный персонаж, который знает столько изощренных пыток, что даже представить сложно; все остальные персонажи — просто серость с небольшими колебаниями.

Отсюда вывод: чтобы современный герой был героем, он должен быть чудовищем; он должен быть настолько ужасен, насколько это вообще возможно; уровень его злодеяний должен быть доведен до абсурда, должен зашкаливать.

Современное общество со всеми лицемерными правами, демократией, адвокатами и скелетами в шкафу достойно Юсуфа и H. Природная жестокость человека, вооруженная юриспруденцией, технологиями, демагогией на всех уровнях всегда берет свое, и когда это происходит — человек воистину царь природы, царь-самодур, не способный нормально управлять, но и власти умалять не желающий. На эту тему есть отличная шутка: «Конечно, люди были раньше ближе друг к другу, ведь оружия дальнего действия не было».

Юсуф и H — насреддины двадцать первого века.




 

Оставить комментарий

(обязательно)


(обязательно)




я не дурак