LON-DON

24 Янв
2011

Автор: София Асташова

Стюарта Хоума можно назвать великим мистификатором нашего времени. Поэтому в этой статье будет говориться не о человеке, которого зовут Стюарт Хоум, а о К. Л. Каллане.

Кевин Лльюэллин Каллан – сумасшедший ирландец, идеолог революции, автор многих книг, среди которых трактат «Маркс, Христос и Сатана объединяются в общей борьбе» и «69 Мест, где надо побывать с мертвой принцессой».

Маркс, Христос и Сатана объединяются в общей борьбе

Не то, что бы трактат пользовался дурной славой, но более того – он был запрещён. Таковым является и сейчас.

Существует одно важное правило, которым нужно пользоваться, когда держишь в руках копию этого произведения: нельзя одолеть весь трактат за один раз, пусть текст и может насмешить своим объёмом. Такие попытки оказались фатальными для многих анархистов, получивших бесплатные копии первого издания. Одержимые идеями произведения они мчались убивать. Как следствие, многие активисты были арестованы, словно обычные преступники. Некоторые из них именно такими и оказались, проявив несдержанность и неумение. Мастер Каллан, не написав предисловия и инструкции к своей работе, ожидал такого исхода. Врагов было убито много и также, вместе с ними, и глупых фанатов. Он никогда не любил своих фанатов. Они в своем большинстве портят репутацию лидера, а о своей даже не заботятся.

Всплеск убийств побудил правительство запретить книгу, на практике же помешать её нелегальному распространению  было невозможно. Запрет со стороны властей помог избежать ложной популярности, которая, как известно, может испортить и самую прекрасную вещь.

Вот та инструкция, которая была умело замаскирована от случайных читателей: следует разбирать по одной главе трактата в сутки.

Необходимо сказать заранее, что в  трактате нет никаких националистических идей. Скинхед-бригада, являющаяся активной группой, которой был вверен трактат самим автором борется за права рабочего класса, а это касается и других национальностей. Безжалостная жестокость Скинхед-бригады основана на антибуржуазной идеологии. Бригада состоит из трех подразделений:

Маркс: логика, дисциплина, борьба. Христос: долг, беспристрастность, мистицизм. Сатана: похоть, страсть, насилие.

Однако между подразделениями происходил обмен архетипами. Таким образом, функции боевого и идеологического руководства переходили от одного бойца к другому, а не принадлежали одному человеку. Каждое подразделение состояло из бойцов обоих полов, у всех был разный характер и боевой опыт.

По указанной уже причине можно привести только десять небольших цитат из трактата:

- Это классовая война! Все богатые свиньи умрут.

- Гнев опьяненного классовой войной пролетариата достигнет новых высот. Да начнётся борьба!

- Когда я направляю оружие на отдельного представителя правящего класса, дуло моего пистолета есть палец, указывающий в вечность.

- Правда порабощает, ложь освобождает.

- В противовес устоявшемуся мнению как ситуационистов, так и консерваторов хочется подчеркнуть, что корнем сегодняшнего кризиса являются проблемы количественного, а не качественного характера.

- Наше движение породила зависть, ведь гнев укрепляет наш дух. Ненависть заставляет рабочий класс мечтать о кровопролитной революции и даёт нам силы, что бы стрелять, резать и жечь наших врагов.

- Смерть сделает нас личностями. С гибелью старого порядка земля станет всеобщим домом. Единственной нашей задачей является похоронить недорезанных капиталистов, а вместе с ними вековое угнетение. Уничтожая их случайно, мы превратим отношения в обществе в нечто доселе невиданное.

- Лишь тот, кто сражался и погиб за анархию, умирает счастливым.

- Свобода есть невиданное проявление телесной сущности.

- За исключением человеческого тела, развалины и останки составляют главный мотив в западном искусстве, начиная с периода романтизма. Перед нами стоит задача превратить буржуазную архитектуру в живописные руины. Искусство есть буржуазная подделка. Революция должна стать небывалым для нашей тёмной эры, бешеным разрушением, диким катаклизмом.

Это была последняя цитата из трактата «Маркс, Христос и Сатана объединяются в общей борьбе». В сумме они представляют собой не только революционный трактат, но и карту Лондона. Каждая из них была найдена в одном из районов города, написанная кровью в квартире какого-нибудь яппи или известного журналиста, кричащего о благополучии рабочего класса. После каждого убийства карающий оставлял по случаю цитату из трактата в назидание тем, кого еще не коснулось возмездие. Так Лондон окрашивался в красный цвет.

Скинхед-бригада реализует планы о превращении центрального Лондона в очаг революции. Когда полицейские силы появились, стало видно, что толпа разделилась на три части, которые К. Л. Каллан называл тремя составляющими пролетарской психики. Народ с доминантой Христа атаковал полицейских, не заботясь о собственной безопасности. Сатанисты оставались вне поля боя. Иногда они швырялись кирпичами и бутылками. Наличие, как выражается Каллан, Марксисткой доминанты сделало этот бунт самым крупным за всю историю Британии с 1870 года. Марксисты собирались в небольшие группы, одного появления которых хватало, чтобы прорвать вражеские укрепления. Всё больше и больше офицеров встречали чудовищную смерть под ногами мятежников.

Когда членов отряда Каллана полностью устроила ситуация, возникшая на улицах, они разбрелись по своим местам проживания с чувством морального удовлетворения. Они достигли состояния «Анатас», так К. Л. Каллан называл конечную стадию объединения архетипов Маркса, Христа и Сатаны. Анатас – главное, что скрывает человеческая психика, дух, вырывающийся на свободу, когда капитализм перестаёт подавлять личность.

Картину, изображающую это событие, можно завершить: движения остановились, огонь в сердцах пролетариев уменьшился до размера искры, в то время как огонь на улицах продолжал пылать, олицетворяя собой свершившийся приговор. Пылающий Лондон. Красный Лондон. «Красный Лондон» – это книга в книге и путеводитель по Лондону 90-х. Используя незамысловатый жанр скинхэд-романа Хоум создет книгу, которую ему даже не пришлось писать.

69 Мест, где надо побывать с мертвой принцессой

Каллан написал документальное произведение под названием «69 Мест, где надо побывать с мёртвой принцессой». Автор этого непристойного и оскорбительного сочинения утверждал, что смерть принцессы Дианы в автокатастрофе была фальшивой, и она на самом деле была задушена неизвестным в стиле служителей индийской богини Кали. Службы безопасности, застигнутые таким образом врасплох, были приведены в крайнее замешательство, и передали тело К. Л. Каллану, полагая, что он найдёт удачный способ избавиться от него. Каллан решил взять и провести Диану по району Гордона, так называемой Тропе Каменного Круга. Разумеется, будучи немного фанатиком, он действительно начал с поездки по Тропе Каменного Круга, но закончил тем, что добавил 58 примечательных мест к своему оригинальному маршруту из 11 остановок. Каллан утверждал, что никогда не был некрофилом, но многие из тех, кто ни разу не читал его научных текстов, а знали только по слухам, говорили, что этот человек никак не мог пристойно обойтись с телом народной принцессы.

Когда труп начал разлагаться, К. Л. Каллан, по собственным описаниям, обезглавил его, вырвал сердце и поместил в королевский рот. Эти части тела были завёрнуты в пластиковый пакет, чтобы путешествие по замкам и производителям виски было не слишком обременительным.

Можно провести параллель между этими двумя произведениями: трактатом «Маркс, Христос и Сатана объединяются в общей борьбе» и «69 Местами, где нужно побывать с мертвой принцессой». Сходство обнаруживается при сопоставлении чисел. Количество цитат из трактата вместе со схемой о подразделениях – 11. И Тропа Каменного Круга состоит из 11 звеньев. Но это сходство не бросается в глаза, так как число 11 замаскировано под число 69.

Хоум издает одноименное произведение, где его герои повторяют путешествие Каллана с Дианой по 69 местам, только не с мертвой принцессой, а с чревовещательской куклой. Примечательно, что двоих его героев, которые по содержанию дублируют друг друга, зовут Каллум и Алан. Они – восторженные читатели произведения К. Л. Каллана «69 Мест, где надо побывать с мертвой принцессой». Каждый представляет собой  продолжение другого или того третьего, который стоит впереди них и служит прототипом ещё многих других образов.

Медленная смерть

Так же, как мы ставим знак равенства между трактатом «Маркс, Христос и Сатана объединяются в общей борьбе» и именем К. Л. Каллана, мы можем поставить его между именем Боб Джонс и культурным движением Неоизмом. Хотя и нет уверенности в том, которое из этих имен является псевдонимом, возможно, что и то и другое служат для скрытия личности одного человека.

Неоизм – неизвестное культурное направление, на которое оказали влияние футуризм, флексус и панк. Оно появилось из почтового движения в конце семидесятых.

Неоизм был придуман в 1977 году группой художников, собравшихся вокруг другого художника и ещё одного художника в Портленде. Изначально движение называлось просто ИЗМ и НЕ-ИЗМ. Однако, в 1979 году, вирус распространился до Монреаля в Канаде, и ИЗМ превратился в Неоизм. В 1982 году Неоизм пересек Атлантику, и по всей Европе и Северной Америки начали происходить важные события. Затем отцом Неоизма стал Боб Джонс.

Неоизм не остался без внимания арт-критиков, как и его загадочное происхождение. Один из них пришел к выводу, что К. Л. Каллан и Боб Джонс являются одним человеком. В записи регистраций рождений обнаружено, что Джонс был рожден вне брака, а потом усыновлен. Родная мать зарегистрировала его в администрации как Кевина Лльюэллина Каллана. После усыновления его имя, согласно закону, было изменено на Боб Джонс. Не остается никаких сомнений, что Джонс – это Каллан, который написал «Маркс, Христос и Сатана объединяются в общей борьбе». Если бы он не стал центральной фигурой революционного движения, если бы не продолжал писать печально известные тексты под именем К. Л. Каллана, Неоизм не представлял бы особого интереса.

Открытие правды об авторе теории Неоизма вряд ли бы ему повредило, но сумасшедший ирландец не захотел снимать ту ауру таинственности, которая покрывала все его работы. Возможно, читатели трактата Каллана, а так же других его произведений, среди которых «69 Мест, где надо побывать с мертвой принцессой», обнаружат в стиле теоретической прозы Неоизма что-то раздражающе знакомое.

Неоисты и люмпен-скинхэды имеют много общего, как писал К. Л Каллан. И не стоит удивляться призыву к разрушению культуры. Неоизм – это выставленные на показ поломанные компьютеры, это вирус, который изобретён для красоты, это мониторы с нацарапанными надписями: «Долой сатанизм, уничтожить Неоизм», это бунт авангардных веяний, это потрепанные плакаты и никаких холстов, это саморазрушение искусства. Искусство стало самоубийцей. Искусство саморазрушается, и всё будет гореть. Неоизм будет лезвием в руке искусства, ядом в горле культуры, пулей в башке буржуя.

***

Итак, Стюарт Хоум создает героя, который живет в своих «ненаписанных» книгах и с их помощью влияет на общество. К. Л. Каллан кажется нам мифологической фигурой, потому что его знаменитый трактат мы нигде не найдем, выдумка с трупом принцессы Дианы всего лишь бред сумасшедшего некрофила, а Неоизм – пародия на современное искусство. Но, обратившись к биографии Хоума, сразу всплывает тот факт, что настоящее его имя – Кевин Левелин Каллан. То есть от Кевина Лльюэллина Каллана его отличают только несколько букв в имени (если это не погрешности перевода)? После такого открытия все должно встать на свое место:  Хоум действительно скинхед, арттеррорист, основатель плагиатизма, классик панк-фикшн, как и его Герой Каллан; тоже пишет как художественные, так и теоретические книги, грани между которыми стираются благодаря приемам, ставшими отличительной чертами стиля автора. Это всепроникающие бесконечные повторы и смесь секса и социалистической газеты.


Повторы. Повторы. Повторы. Они не позволяют уйти дальше, чем того хочет автор, но и погружаясь в них, мы не ощущаем границ хронотопа. Время как будто остановилось, и ты ходишь по кругу: прошлое, настоящее, будущее. А пространство непостоянно – оно  меняется быстрее, чем мы можем за этим проследить: приступ клаустрофобии нагрянет внезапно, когда ты чувствуешь себя заточенным в могиле, но одно оборванное слово – и все рамки исчезают. Ты боишься ступить, потому что пространство не имеет границ. Принцип «иллюзии в иллюзии» достигается именно путем повторов. А главная иллюзия состоит в том, что Хоум, путем повтора и варьирования имени, не создает героя, а сам себя делает Героем.


 

Оставить комментарий

(обязательно)


(обязательно)




я не дурак