Герой?

24 Янв
2011

…каждый человек считает страдания,
выпавшие на его долю, величайшими.
Г.Гессе, «Степной волк»

Автор: Анатолий Квашин

Да, каждый — безусловно-главный, единственно верный герой своей жизни как повествования от первого лица. Но герой ли? Или же просто центральный персонаж своей собственной трагикомедии (с жанром — кому как повезет, но все-таки в большинстве случаев жизнь наша — трагикомедия с не очень счастливым концом и неустойчивым балансом между комическим и трагическим)?

Вступая на путь подобных рассуждений, я осознаю, что не будет ни одного понятия, трактовка которого могла бы быть однозначной. Здесь можно было бы обложиться книгами, дабы в любой момент сослаться на умного дяденьку из позапрошлого столетия, тем самым оградив себя от упреков в неправильном понимании терминов, которыми я собираюсь оперировать. Но, как гласит расхожее выражение, никогда не ошибается только тот, кто ничего не делает. Посему закончим с предисловиями и этими ритуально-риторическими реверансами и наконец начнем.

Думаю, сначала будет вполне логично определиться с тем, что же такое герой и в каком значении мы будем употреблять это слово. Вот тут-то и обратимся, пожалуй, к разнообразным умным дяденькам, толкующим слова великого и могучего. И Ушаков, и Ожегов, и даже Даль, определяя слово «герой», не забывают, конечно, про центральное действующее лицо произведения (герой повести и проч.). Но во всех словарях первым и основным значением этого слова выступает «доблестный сподвижник вообще, в войне и в мире, самоотверженец» (Даль) или нечто подобное «исключительный по смелости или по своим доблестям человек» (Ожегов). Бывает, конечно, что вспоминаются и древнегреческие герои, но ведь и они тем более исключительны, особенно учитывая их происхождение. Впрочем, литературного героя тоже можно не отбрасывать, а наоборот — опереться на многовековую литературную традицию постановки в центр повествования исключительной личности (что иногда не противоречит даже тому, что личность эта — безусловный выразитель среды, места и времени, в которых он существует). Исключения из этого «правила» (вроде гоголевского Башмачкина etc.) только подтверждают его. Да и исключения ли это — не так однозначно. (Здесь хочется заметить, что если каждый человек — центральный персонаж, то уж никак не книги. Мир-как-текст давно и удачно заменяется миром-картинкой, этакой смесью «гламура и дискурса», как говорил пелевинский Иешуа. Поэтому, думается, разумнее представить, что каждый для себя — центральный персонаж фильма, если не RPG.)

Таким образом, под словом «герой», мне кажется, будет правильно подразумевать этого самого «доблестного сподвижника», выдающуюся личность. (Впрочем, часто такая личность никоим образом не виновата в собственной исключительности или даже не догадывается о ней.) Далее — в рамках определенного хронотопа (да простит мне читатель слово сие) герой должен быть один, в крайнем случае — несколько, иначе исключительность личности теряется, становясь чуть ли не нормой. Некоторые могут возразить — а как же все эти «безымянные герои», ежедневные, анонимные: шахтеры, милиционеры, пионервожатые, геологи etc.? Но, господа, это уж соцреализм какой-то. Не столько специфика профессии или социального положения делает человека героем, но специфика самой личности или же вообще — специфика обстоятельств, случай. Не будем забывать также о том, что героизм не обязательно связан с непосредственной физической опасностью, хотя именно опасность такого рода делает его заметнее.

Помимо близости к опасности в слове «герой» невольно угадывается коннотация самопожертвования. Не буду спорить с тем, что эта природно-русская, православно-социалистическая черта не чужда истинному герою. Но, по-моему, важнее в герое не самопожертвование, а верность самому себе — своим принципам или полному их отсутствию — в любых ситуациях.

Но что-то вы загрустили, друзья мои… Ах, оставьте — вы, безусловно, герои и, безусловно, главные. На том и порешим. А я побегу — мне еще нужно успеть колпак с бубенчиками погладить. Ведь не всем же быть героем.

Искренне Ваш, К.


 

Оставить комментарий

(обязательно)


(обязательно)




я не дурак