Ал «Каин Л.» Коперник

25 Окт
2010

фото: Кристина Кармалита

Родился в 1982 году. Музыкант, поэт, прозаик. Широко известен на территории Российской Федерации. А также – за ее пределами. Как музыкант известен нестандартной – «леворукой» – техникой игры на гитаре. Записал более десяти альбомов. К литературным группам не принадлежит. Постоянно принимает участие в различных публичных чтениях, квартирниках и концертах, организуемых в Новосибирске и по Сибири.Более известен под именем «Каин» или «Каин Л.». Постоянный участник фестиваля Сибирский Шестиструнный Андеграунд.


Хроники офисного планктона

Шторки
Гардина обвалилась, а Петр не успел помолиться. Даже долги раздать не успел, да выпить. Не успел он и кредит за квартиру выплатить. И машину купить не успел. И дерево не посадил. И сына не воспитал. Да что там сына – не женился даже. Да и женщины его полюбить не успели, как и он – женщин. И программу он дописать не успел. И даже редактор кода открыть не успел. Ничего, в общем, не успел Петр.
А Катенька, секретарша, смотрела на обвалившуюся гардину и Петра. «Черт, – думала она, – на меня же все взвалят! А кровь не отстирывается…»

Чаёк
Чай успел остыть, когда Катенька, секретарша, пришла на работу, мурлыча какую-то глупую песенку, типа «перелет-не залет…». Она открыла дверь и сняла трубку с надрывающегося телефона.
– Алло, здравствуйте, – сказала она. – Нет, его нет, перезвоните, пожалуйста, попозже.
А он был. Точнее, то, что от него осталось: кислота, налитая вместо чая в чашку, сильно изменила его внешность.

Дружба фирмами
Когда пришел Василий, Катенька, секретарша, читала почту. Она только-только дочитала все письма от подруг и друзей, просмотрела новые комментарии в форумах и уже приступила к чтению письма от мамы.
– Никто не звонил? – спросил ее Василий.
– Нет, – ответила Катенька. – Только приходили представители конкурирующей фирмы.
– Что говорили?
– Ничего. А, нет, один сказал: «Ну, мы подождем». Вон они… – Катенька указала в дальний угол комнаты, где сидели трое качков. Они улыбались приветственными улыбками, один ненавязчиво так поигрывал битой.
Когда бита пошла в ход, Катенька успокоилась и углубилась в чтение маминого письма.

МК
Катенька, секретарша, открыла тумбочку и достала пачку сахара. Разорвав картон, она вытащила два кубика и кинула их в кофе. Ложечка звонко застукала по чашке.
Пришел Игорь.
– Здравствуйте, Катенька, – сказал Игорь. – Вы составили отчет?
– Нет, – ответила Катенька. – Но уже в процессе.
– Это хорошо, – заключил Игорь и сел на уютно примостившийся в его кресле медвежий капкан.

Обычное дело
Когда, наконец, с восьмичасовым опозданием прибыло начальство, Катенька, секретарша, уже уходила из офиса. Она как раз выключила все компьютеры и кондиционер. Начальник (в лице которого и было представлено начальство) посмотрел на Катеньку и поинтересовался:
– Не было никаких чрезвычайных происшествий?
– Нет, – ответила Катенька, и ушла.
Банкротство – дело обычное.

Охота работать
Катенька, секретарша, приехала на такси и оказалась в офисе первой. Поскольку начальство задерживалось, она решила поработать самостоятельно.
Обзвонив всех клиентов, написав всем партнерам и выложив несколько новостей на сайт конторы, она задумалась, что бы еще такое сделать. Получалось, что делать нечего: на звонки не отвечали по причине раннего времени, ответов на почту надо было ждать еще часа два, а реакции на новости могло и не быть вовсе. «Ну и ладно», – подумала Катенька. Положив механическую мышеловку в ящик стола начальника, она полезла в чат.

Индейцы
Катенька, секретарша, поправила причудливый головной убор. На самом деле, ей было немного неуютно с чем-нибудь, надетым на голове в помещении. Она просматривала здоровый список «Учтенных объектов», совершенно не представляя, что это за объекты. Список не имел к ней никакого отношения, просто ей стало любопытно.
Пришел Антон и окаменел в дверях.
– Что здесь произошло?.. – сипло спросил он.
Катенька непонимающе посмотрела на него, а потом, проследив за его взглядом, рассмеялась.
– А, это, – сказала она. – Это мы играли в индейцев.
Посреди комнаты ко вбитому в пол столбу был привязан скальпированный начальник.

Он вышел
Зазвонил телефон. Катенька, секретарша, приглушила колонки, из которых на полную громкость неслась «Nirvana», и сняла трубку.
– Компания «Киста», здравствуйте, – сказала она.
Трубка что-то спросила.
– Нет, его сейчас нет, он вышел.
Трубка что-то еще спросила. Катенька усмехнулась.
– Ну, попробуйте перезвонить попозже. Но вряд ли вы его застанете – он в окно вышел.

Кофеёк
– Катенька, налей мне, пожалуйста, кофе, – сказал начальник, погруженный в составление договора.
– Сию секунду! – откликнулась Катенька, нажала кнопку «начать процесс», и пошла готовить кофе. Когда чайник закипел, она насыпала в кружку кофе, сахара и капнула пару капель сливок – точно как любил начальник.
Поставив чашечку на стол, она пошла смотреть, как идет процесс. Работа бурлила.
– Ах, Катенька, как вкусно ты готовишь кофе, – сообщил начальник. Он всегда так говорил, хотя кофе был обычной растворимой гадостью.
– Спасибо, – улыбнулась Катенька. Запущенный вирус неторопливо портил все возможные документы на сервере.
Действительный понедельник
Понедельник выдался действительно тяжелым. Нет, не потому, что похмелье. Не было никакого похмелья. Просто навалилось очень много работы, а делать ее приходилось честно и без халтуры.
На улице было уже темно, когда Катенька, секретарша, наконец-то закрыла «Access» и запустила выключение компьютера. Глаза устали настолько, что хотелось их закрыть и не открывать никогда. Да и разлагающийся Серега уже начал пованивать.

Пища
Постучали, и, не успела Катенька, секретарша, сказать: «Войдите!», как открылась дверь. Катенька отвернулась от монитора. Вошла полная дама, и сказала:
– Валерий Степанович тут?
– Нет, такого тут нет, и не было, – ответила Катенька. – Вы, наверное, ошиблись офисом – на этом этаже комнаты принадлежат разным фирмам.
– Ой… Извините, – дама вышла и мягко прикрыла за собой дверь.
А Катенька вернулась обратно к монитору. Хихикая, она листала фотографии со вчерашнего шабаша, на котором они с подружками скормили Валерия Степановича свиньям.

Почему бы нет
Катенька, секретарша, проявляла истинные чудеса пунктуальности всю последнюю неделю. Мало того, что она делала все вовремя и без халтуры, она еще и на работу являлась ровно в восемь утра. А почему бы и нет, раз уж подцепила бубонную чуму.
Сахар
Повернув ключ в замочной скважине, и сделав шаг в такой уютный, родной офис, Катенька, секретарша, застыла со странным ощущением. Чего-то не хватало. Она осмотрелась, внимательным взглядом вылавливая каждую мелочь. А потом на нее снизошло озарение, и она улыбнулась.
– Ну да, точно, – почти пропела она. Ах, как непривычно было отсутствие разбегающихся по углам крыс при открывании двери.
– Что ж, – сказала Катенька. – Это хороший знак. Ведь и вправду, штука полезная!
Через пару минут все было сделано, и Катенька села читать почту.
В общественном сахаре терпеливо ждал своего часа крысиный яд.

Фотография
Начальник решил повесить на стенку фотографию жены. «Чтоб смотрела, и не давала думать на нерабочие темы», – сказал он. И доверил он это дело почему-то Катеньке, секретарше. И вот, утром встала Катенька на стул и принялась работать молотком. Дело оказалось долгим и сложным, но она справилась. Закончив, она слезла со стула, отошла и оценила результат.
– Хорошо получилось, – решила она и посмотрела на часы. Было полдевятого.
– Ого, – воскликнула она. – Надо срочно проверить почту!
Она села за стол и запустила почтовый клиент. Серега, прибитый гвоздями к стене, начал потихоньку приходить в себя.
ь
Фиалки
Катенька, секретарша, надумала украсить офис, ради чего купила несколько нежных фиалок. Придя на работу, она отыскала в шкафу банку, невесть когда невесть кем там забытую, и налила в нее воды из кулера. Поставив цветы на подоконник, она села за стол и посмотрела сквозь букет на низкое, пасмурное утреннее небо. В этом небе как будто отражалась вся ее жизнь – унылая, монотонная и скучная, жизнь, ну совершенно не дающая на себя оснований. Где-то вдалеке рычала одинокая дрель, стекло потихоньку гладили мелкие мягкие капельки беспробудного дождя.
– Ах, а ведь даже и не осень, а тоска-то, тоска-то, – уныло проговорила Катенька. Она встала, прошлась туда-сюда по офису, налила себе чашечку кофе. Ничего не радовало, ничего не приносило облегчения, и более того – кошки, скребущие на душе, все сильнее и сильнее выпускали когти.
Когда пришел Иван, Катенька сидела на своем месте и вяло трепалась в чате. Иван строго посмотрел на нее и спросил:
– У тебя все нормально?
– Нет, – честно ответила Катенька. – Я в печали.
– А чего так? – удивился Иван.
– Да вот так. Плохо все. И в личной жизни, и в общественной…
Иван никогда не был склонен к выслушиванию чужих проблем. И Катенька это очень хорошо осознавала, поэтому замолкла и погрузилась в чат. Через полчаса вышло солнце. Оно сразу навело великую жару в офисе, и Катенька немного повеселела. Она посмотрела вокруг и подумала, что в жизни еще все наладится.
Но не у Ивана: торчащие из его кресла отравленные иглы уже сделали свое дело.

Переезды
Зазвонил телефон. Катенька, секретарша, сняла трубку и промурлыкала:
– Компания «Киста», здравствуйте.
– Здравствуйте, – раздался на том конце напряженный голос. – Валерий Степанович на месте?
– Нет, его нет, – ответила Катенька.
– А вы не знаете, чего он дома трубку не берет?
– О, и не возьмет, – сообщила Катенька. – Он переехал.
– А… Ясно. А куда, не скажете?
– Нет, извините, не скажу.
– Ладно. Спасибо.
В трубке пошли короткие гудки. «Вот ведь, – подумала Катенька. – Как много значат слова. Бывает – не договоришь чего-нибудь – и никто не понял…»
Она открыла ICQ и написала подружке: «Кстати, помнишь Валерия Степановича? Его недавно перевели из Воркуты в Читу».

Котёнок
Катенька, секретарша, всегда очень любила кошек. И собак. Но кошек больше.
Утро было пасмурным, падал снег – и тут же таял. Подобрав бездомного котенка, сидящего рядом с мусорным баком у магазина, Катенька села в маршрутку. Доехав до офиса, она достала из холодильника колбасу, отрезала от нее кусочек и протянула найденышу.
– Кушай, маленький, – сказала она котенку и села работать.
Пушистый малыш попробовал пожевать колбасу, но получалось у него плохо. То ли колбаса была жесткая, то ли котенок еще не дорос до такой пищи.
– Извини, мальчик, – попросила у него прощения Катенька. – Молока нет.
Она посмотрела в окно поверх экрана, на тоскливый снег, кружащийся в еле заметном движении воздуха, и проговорила:
– Да, наверное, надо сходить до магазина…
Придя в магазин, она купила молока и электродрель.
– Вот и хорошо, – бормотала она, бредя обратно в офис. – Хорошо, что возникла нужда сходить за молоком. А то так бы и не купила инструменты для лоботомии…
Заходя в здание, Катенька заметила на стоянке машину начальника.
– Приехал уже, – улыбнулась она и посмотрела на часы. Надо было подождать еще минут десять. Снотворное действует медленно.

Начало
Во время месячных у Катеньки, секретарши, всегда что-то болело. Болело причем что-то нелогичное. Например, почки.
В тот день пошло болела голова. Катенька так и не смогла дозвониться начальству, чтобы взять отгул на день, и пошла на работу. Улица была слякотной, промозглой, было мрачно, и везде царил утренний осенний полумрак.
Переходя дорогу на светофоре, Катенька не заметила, что идет не на тот свет. А когда заметила – было поздно. Одному таксисту казалось, что ему важнее пересечь перекресток на зеленый, чем какой-то дамочке на красный. Катенька даже отреагировать не успела никак. Что-то сильно ударило ее чуть выше колен, выбило землю из под ног. А потом, лежа на асфальте, она видела, как неторопливо надвигается на ее грудную клетку колесо «Скании».
Через два часа начальник уже знал все. Он знал, что Катенька пострадала, что она лежит в коме, а ее пытается спасти целый полк хирургов. Он знал, что у нее переломано двенадцать костей, бесповоротно выведены из строя печень и легкие, и сильно повреждено сердце. Он знал, сколько будет стоить уход, лечение и профилактика, и знал, сколько это будет все длиться. И в его голове, пытающейся также обрабатывать информацию, получаемую от клиента по телефону, вертелась циничная мысль о тщетности дальнейшего спасения жизни. Он уже принял решение, хоть и не оформил пока что словами.
А в дышащем через трубочку теле Катеньки жило сознание. Это сознание, совсем оторванное от мира, ощущало каким-то образом пиканье индикатора извне, такое похожее на таймер.
Сознание уходило все дальше и дальше от этого таймера, пряталось все глубже в пласты нижнего мира. И вот на очередном витке движения по спирали на пути попалась дверь.
Катенька, секретарша, повернула ручку и вошла в офис. Она посмотрела на окно и обнаружила, что гардина обвалилась, а Петр не успел помолиться…

После продолжительной комы, 30 октября 2007 года умерла Екатерина Филиппова.
Я не знаю, что за сны снились ей все то время, которое ее пытались спасти. Так же я не знаю, что бы было, не попади она в автокатастрофу. Я ничего не знаю, совершенно ничего.
Земля ей пухом.


 

Оставить комментарий

(обязательно)


(обязательно)




я не дурак