Глобальный страх глобального краха…

25 Окт
2010

Автор: Кристина Андерс

Всему свое время, и время всякой вещи под небом. Время рождаться, и время умирать.
Екклесиаст

Предсказания, пророчества, провидения, откровения… Кажется, год 2012 сопутствует каждому шагу, мысли, чувству человека «нулевых» годов. И мы не то чтобы постоянно ощущаем нависающий над нами дамоклов меч, но нет-нет, да и заходит разговор о «приближении катастрофы», «гибели мира», «конце света». Когда СМИ так аккуратно и четко вычерчивают очередную схему «погружения в небытие», трагические события непроизвольно начинают приобретать в наших глазах фатальный характер. Кажется, что единичные происшествия, имеющие случайную природу – это одно, а целая серия оных, которые непременно обретают связь друг с другом (действительно существующую или подсказанную воспаленным мозгом) и становятся знаками грядущего «краха всего сущего», – совсем другое. И дальше – больше. Всеобщий страх и постоянное ожидание крушения мира. Многозначительное «ведь это что-то значит…» – является ключевым. Сущность феномена – в неизвестности. «Я знаю, что есть сейчас, но что будет, когда все кончится? Пугающая темнота? А может, пустота?» Интересно, что человек – так или иначе – справляется с мыслью о собственной смерти посредством религии, дающей веру, или же философии, помогающей обретать смысл. Все намного сложнее с пониманием и осознанием конца мира, когда не останется никого, когда не будет происходить ничего. Категория неизвестности увеличивается в масштабах, а следовательно, возрастает и жажда познания: это коснется всех, всех вместе и, скорее всего, одновременно. (Безусловно, это только мнимое противоречие с тезисом Ганса Фаллады «каждый умирает в одиночку».) Но здесь как будто бы срабатывает всеобщий инстинкт самосохранения человеческого вида homo sapiens, эволюционирующего в homo socialis. Воистину глобальный страх глобального краха. Вопрос в том, побуждает ли это человечество к конкретным действиям или же дезактивирует его ввиду неизбежности? Лично мне – непонятно. Но много пишут, показывают, говорят и боятся. Случайно наткнулась на статью Бодрийяра: оказалось, он тоже боялся и написал. Получилась своего рода попытка анализа феномена «ужасающее ожидание прихода конца света». Его концепция в трех словах: время, история, «обратный отсчет».
Время. Оно экзистенциально («самосущностно») и никоим образом не принадлежит человечеству, как мы привыкли считать. Кажется, люди научились «управлять» и «владеть» временем, но на самом деле, говорит Бодрийяр, это лишь создание «совершенной мгновенности, называемой реальным временем», следовательно, ничего общего не имеющим со временем, конституирующим бытие и определяющим его (так и хочется сказать: истинным временем).
История. Ход и процесс оной неразрывно связаны с понятием времени (см. выше). По сути, она определят человеческое сознание. Бодрийяр задает вопрос: «в конце ли мы истории, вне истории или все еще в бесконечной истории?». Ибо только при ответе происходит осознание своего местонахождения на временной оси, вернее даже, во временном пространстве, и становится возможным, по крайней мере, анализировать окружающую действительность. Сейчас, считает Бодрийяр, человечество находится «в середине дефектной истории» (истории, которую разрушают).
«Обратный отсчет». Основная характеристика нашего сегодняшнего «ужаса конца». Методом от противного: был пример 1000 года, который люди переживали в страхе ожидания, но им было чего ждать: «Пришествие и явление Царства Божьего. Наши же перспективы темны и сомнительны», – констатирует философ. Неизвестность, порождающая страх. Далее – пророчества и предсказания запускают таймер: время, отпущенное нам, «оставшееся до конца», уже подсчитано.
Больше нет будущего. Больше нет возможности «забежать вперед», подглядеть его, достичь. Теперь становится совсем не важно, что делать с реальностью: реальными происшествиями, явлениями, насилием, – гораздо более значимым является вопрос «что делать с событиями, которые еще не случились, у которых никогда не было времени, чтобы случиться?». А еще, подобно человеку, попадающему в автокатастрофу, когда за секунду до столкновения вся жизнь ярко и четко всплывает перед глазами, человечество окунается в прошлое, зарывается в него в попытках собрать «свидетельства времени прошлого, человеческой эволюции», не для того, чтобы вновь пережить это или снова начать прошлую эпоху, но чтобы доказать, что время и пространство существуют (пока они не исчезли, не стерты). За время, которое осталось, которое ежесекундно отбирает у нас непресловутый механизм «обратного отсчета», мы должны исчерпать всё: «сбережения времени», «сбережения жизни». Но выходит, что мы уничтожаем историю, «которая больше не может произвести свой собственный конец». Придти к завершению, достичь его – желаемое. Только конец может сказать, «что же действительно произошло».
Необходимо заметить, что идея возможности новой истории («перерождения») только с полной гибелью всего прошлого сущего, не является новой и оригинальной *. Жан Бодрийяр размышлял над проблемой «конца света», предсказанной в 2000 году. Мы пережили его так же, как и другие «точки завершения». И снова нам отмерили отрезок времени: осталось чуть более двух лет. Чем вы будете заниматься в течение этих 26 месяцев?
Будущее. Вот только насколько действительно являлось будущим, то настоящее в котором мы находимся? А если история уже «давным-давно закончилась, а мы не поняли этого»? Может быть, поэтому в «конец мира» верят, в нем нуждаются, дабы понять: а что же было? И более всего страшит и манит неизвестность, ведь это есть не что иное, как запретный плод, которого хочется вкусить и… Успокоиться ли? Я, к счастью, не пророк и заниматься прогнозами грядущих событий не имею никакой генетической предрасположенности, поэтому, пардон, но вопросов, как обычно, больше, чем сколько-нибудь вразумительных ответов. Но очевидно, что критическое отношение ко всевозможным провозглашающимся сегодня истинам просто необходимо. Дабы не впадать в крайности: вспомним нашумевший случай с «пензенскими затворниками». Люди ждали конца света. Циничен и насмешлив, но невозможно правдив Бодрийяр: «Пророчество ничего не говорит о реальности, так же, как обещание никогда не дается для того, чтобы быть исполненным».

1см. 1. Инициации в мифологии, модерне; 2. Соловьев В.С.: «<...> прекращение войны вообще я считаю невозможным раньше окончательной катастрофы»


 

Оставить комментарий

(обязательно)


(обязательно)




я не дурак