Фонетическое беспокойство.

21 Сен
2010

Автор: Иван Полторацкий

Есть такой писатель – Ник Перумов. При произнесении этого имени вслух возникает смутное фонетическое беспокойство. Будто очень хочется, но не получается сглотнуть.
Вроде бы всё нормально:
Ник.
Перумов.
Ничего особенного. В меру по-русски, в меру по-европейски.
Но где же подвох?
Неуютно в гортани и всё.
Звуковой ряд не вызывает дальнейших ассоциаций.
В детстве на меня произвели сильное впечатление красочные обложки его книг. Имя-фамилия автора были выполнены таким замысловатым шрифтом, что мы с братом терялись: Перунов или Перутов стоит перед нами?
И было бы хорошо: Николай Перунов – писатель-фантаст, работает в жанре фэнтези.
Но Николай самопроизвольно редуцировался, вследствие внезапной миграции автора в Даллас. А маленькая буковка «м» по-прежнему режет слух
Нет, я не собираюсь придираться к инициалам. Беда в том, что подобное беспокойство нарастает в процессе чтения книг Ника Перумова. Имена собственные, которыми изобилуют его произведения, вызывают словообразовательную тревогу. Если злоупотреблять, то может случиться лексический нервный срыв. Также – если задумываться – не исключена жанровая и композиционная паранойя. В целом всё это приводит к сартровской тошноте.
Послушайте, я попробую вспомнить навскидку ономастические окказионализмы Перумова: народ эльфов Дану, главный герой Фесс, он же некромант Неясыть, он же Кэр Лаэда, древние Боги Хедин и Ракот (по отдельности ещё могут сойти за скандинавов, но при сопоставлении превращаются в аллитерационную нецензурщину), Сигрлинн (это женское имя!), отец-инквизитор Этлау, Хрофт. который обязательно наделяется эпитетом «старый», Клара Хюммель, Бран Сухая Рука, народ злобных карликов – поури, сверхмистические Орлангур и Демогоргон, орк и гном Прадд и Сугутор…
Стоп. Горшочек, не вари.
Здесь следует добавить, что автор-то не переводной, а является вообще-то носителем русского языка.
Данные лингвистического анализа книги «Война мага. Эндшпиль» сообщают нам, что на 482 страницы использовано 12 944 уникальных слова.
Конечно, жанр фэнтези требует буйной авторской фантазии, но должны же прекраснозвучные наименования содержать хоть капельку этимологического смысла?
И вроде бы всё красиво, правильно и величественно местами, но сознание никак не может зацепиться за текст, не строит ассоциативных рядов. Не строит и всё.
Очень хочется разобраться: как мог человек написать столько книг без единой запоминающейся фразы?
Я с детства люблю фантазировать. Мои пластмассовые игрушки не могли существовать без историй, поэтому каждая из них наделялась личной мифологией и неукоснительно следовала своему предназначению. И книжки мне попадались соответствующие.
С семи до семнадцати лет я прочитал какое-то несусветное количество фэнтези. И гораздо меньше фантастики. Меч и магия всегда были приоритетнее межгалактических перелётов. На классику времени практически не оставалось.
Сначала «Приключения Алисы» Кира Булычёва. (Я и сейчас с глубокой нежностью вспоминаю эти добрые и умные захватывающие книги. Алиса, она же побывала везде: и у динозавров, и у вампиров, и роботов, и в галактическом зоопарке!) Но, к сожалению, не получилось плавно перейти ни к его произведениям «для взрослых», ни к Владиславу Крапивину. Потому что подвернулся Перумов. Даже раньше Толкиена я начал читать «Алмазный меч. Деревянный меч». И только сейчас понимаю, как много настоящих книг прошло мимо моего жадного дикорастущего сознания. Мог бы стать другим человеком: прочитал бы «Трёх Мушкетёров», не бросил бы детей капитана Гранта одних…
Перумов и Лукьяненко долгое время были абсолютными властителями моих дум. А также дум целого круга моих друзей. Если взять Перумова как некий обобщённый образ, только один пример из всей массы суррогатных продуктов потребления, то вызревает проблема воспитания целого поколения, а не только моя личная психологическая травма.
Оставим Лукьяненко – это немного другой разговор. Его книгам я даже могу сказать спасибо. После них хоть что-то осталось в моём сознании. Какая-то теплота, персонажи, звёзды, лица, сюжеты. Геометры, спектр, ключники, сказки…
Конечно, книги Лукьяненко могли быть написаны более качественно, но это всё же лучше, чем ничего.
Обращаясь к тому, что закрепилось в моей памяти после Перумова, я не нахожу ничего родного – какой-то невнятный комок бескостных образов, наползающих друг на друга, шипящих разноцветными искрами, но фактически ничего не означающих. Фантазия ради фантазии. Спёкшаяся карамель. Очень похоже на мои собственные фэнтезийные романы, писанные в восьмилетнем возрасте корявым почерком в общей тетрадке, только «логически» завершённые, и напечатанные огромными тиражами.
Я покупал и прочитывал все книги Перумова. Я отказывался от обедов в школьной столовой, чтобы приобрести очередной алмазный меч. Мы могли бесконечно обсуждать чего хотят Дальние, откуда взялся Неназываемый, и почему у Орлангура шесть вертикальных зрачков.
До сих пор где-то лежит моё личное, уже не полное, собрание сочинений Ника Перумова.
А детские сбережения могли бы уйти на мороженое.
И всё это неплохо и даже интересно для развития фантазии, но не в таких количествах.
Я не смог вовремя остановиться, а мой школьный друг до сих пор продолжает читать Перумова, Никитина и иже с ними. Количество авторов, судорожно извергающих перебродившие плоды своего воображения прямиком на книжные прилавки, ежедневно растёт. Но онанизм не продуктивен.
Бедный профессор Толкиен, если бы он знал, к чему приведёт его невинный текстологический эксперимент!
Но, так или иначе, он первым запустил в массовый оборот фольклорные архетипы, которыми битком набито наше сознание. Мифологическая лошадка, впряжённая в коммерческие сани, становится крокодилом, который заглатывает не только солнце, но и Землю. Фэнтези – причина глобального потепления. Высвобождается просто апокалипсическое количество творческой энергии. Занятые бесконечным продуцированием собственных миров, мы игнорируем нашу собственную и единственную реальность.
Всё это достаточно банально и прозрачно. Человек, умеющий думать, просто не станет ввязываться в информационное болотце. Существует достаточное количество альтернатив и никто не принуждает нас читать то, что мы не хотим.
Мне бы не хотелось развивать эту уже набившую оскомину проблему.
Хочется сделать акцент на другом.
На воспитании.
Как уберечь ребёнка или подростка от генномодифированной литературы, если очень хочется сладкого?
В моём личном случае просто наступило пресыщение до того как стали выпадать зубы.
Но мне повезло: добрые люди вовремя предложили мне по-настоящему вкусную пищу, которой я по возможности и стараюсь питаться. Но до сих пор не удалось вывести из организма вредные вещества. Тошнота. Тошнота и воспоминания о сильном пищевом отравлении – вот всё, что осталось у меня после прочтения двадцати с лишним книг Перумова. Никакого воспитательного фактора. Ничего, что помогло бы сформировать мировоззрение. Никакого послевкусия.
Сглатываю слюну.
И голод не утолён.
Слишком много соевого шоколада.
Слишком.

demotivators.ru

В чём проблема Перумова как писателя?
Во-первых, его невозможно назвать писателем. Даже публицистом нельзя назвать.
Хотя многие пытаются доказать обратное.
Если человек написал двадцать книг и так ничему и не научился, то это уже безнадёжно.
Но не каждый может признать, что он графоман и соскочить с кормушки.
Есть несколько вопиющих признаков, отличающих писателя от дилетанта.
И они все представлены в творчестве Ника Перумова.
Главный признак – неумение вовремя замолчать. Ни одна идея не заслуживает того, чтобы растягивать её на десять томов. Даже «Война и мир» по объёму меньше «Войны мага».
Второе – у Перумова совершенно отсутствует чувство юмора. Он сам признавался в этом в одном из своих интервью. Эпический суперпафос с массовым самопожертвованием в конце – уже давно несвежий, мягко выражаясь, приём.
Третье – законы композиции никто не отменял. Если уж ты работаешь в крупной форме, то будь добр: потрудись разобраться в её законах. Сюжет саги о маге столь же примитивен, сколько запутан и, кажется, неясен самому автору: великое множество персонажей с претензиями на детализированную индивидуальность спасают мир, нечеловечески тоскуют, страдают, переживают все возможные огорчения, и, в конце концов, поочерёдно кончают с собой, разумеется, с самой благородной целью: спасти мультивселенную от кошмарной гибели, то есть помочь автору хоть как-то дотянуть сюжет до «логического» финала.
Главное художественное открытие Перумова – то, что можно писать не обращая внимания ни на какие первоисточники, искажая их как заблагорассудится. И автор последователен в своём творческом поиске вплоть до абсурда, потому что не считает нужным искать обоснование для своей неуёмной фантазии. Нет никакого уважения даже к труду профессора Средиземья, не говоря уж о мифологии как таковой, из которой абсолютно всё произрастает, если верить Юнгу и собственным глазам.
А литература, никак эстетически и культурно не обоснованная, совершенно бесплодна и не может иметь продолжения, как не имеет она и начала.
Про трилогию «Кольцо тьмы», которая является вольным, то есть писанным на коленке, продолжением «Властелина колец», лучше вообще промолчать. Я даже на самом пике своего фантазийного увлечения не смог это прочесть до конца.
Не имеет никакого смысла писать о языке Ника Перумова, потому что нет никакого языка, даже заимствованного у какого-нибудь хорошего писателя. Идиостиль не размножается в неволе.
Приведём наугад разные цитаты:

Консул был человеком военным. Ответы “не могу знать” ему претили. Он сам строжил своих легатов и центурионов за подобное, но сейчас ему ничего не оставалось делать.
– Не могу знать, мой Император. После твоего… ухода мы все ожидали большого мятежа. Магики казались тогда покорными, но мы ведь все знаем, кто водится в тихом омуте. Однако нет, они просто воспользовались моментом и скрылись. Бросили даже свои безобидные практики и ушли.
– А вы, конечно, не могли выставить стражу возле их башен?
– Мы сделали это, мой Император. Башни всех Орденов покинуты. Кроме одной.
– Позволь мне угадать самому. Всебесцветный Нерг, не так ли?
– Мой Император совершенно прав.
– Что, все маги Радуги ушли туда?!
– Нет, повелитель. Там прежние обитатели.
– А Семандра? Логично было б предположить…

«Война мага. Том 1″

Но вот настала ночь, ясная, многозвёздная. Испепеляющий жар сменился ощутимой прохладой. Фесс и Рыся, недолго думая, прикончили взятую с собой воду (оставив лишь небольшой неприкосновенный запас на обратную дорогу) и крадучись двинулись к некрополю.
Ник Перумов

«Война мага. Том 2. Миттельшпиль»

Здесь бы остановиться, но вот отрывок из интервью самого мэтра, где он выдаёт себя с головой:

В интервью «Известиям» год назад вы сказали, что собираетесь выпустить третью часть «Войны мага», а потом взять паузу. Не передумали?
Перумов: Я намерен взять паузу, но сначала нужно выпустить «Войну мага-3″ (улыбается). Точнее, 3 и 4, поскольку она разбилась на два тома, которые я буду выпускать одновременно. Я думаю, что после Нового года книга выйдет в свет, будет поставлена жирная точка, после чего я буду думать, что делать дальше.
Известия: Насколько длительной будет пауза?
Перумов: Длительной она быть не может, потому что уйти с рынка нельзя, есть определенные законы, которым автор должен следовать, если он хочет оставаться на слуху. Это не значит, что немедленно нужно бросаться что-то писать, но молчание не может затягиваться надолго. Нельзя молчать 25 лет, как Сэлинджер. Иначе пропадает контакт с читателем и писатель превращается в бумагомараку, который удовлетворяет собственные амбиции, а не говорит с людьми на волнующие их темы.

(«Известия» 22.07.05 г.)

Вот такая вот семандра.
Комментарии бесполезны.
Хорошую литературу совершенно несложно найти, просто у нас безнадёжно портится вкус.
И система образования весьма способствует этому.
Необходимо индивидуальное сопротивление тому, что нам предлагают в качестве образцов. И самая главная опасность для подростка – это школьные Пушкин и Достоевский. Никто не будет по собственной воле любить этих монстров, имеющих такое же отношение к реальным личностям, как перумовская магия к законам физики.
Любовь к чтению – это страшно. Нам всем ставили эту прививку. Не помогает.
Превращая массовую литературу в запретный плод, учителя только усугубляют ситуацию. Патологическое безвкусие – характерная черта нашего времени.
Только самообразование может помочь в личностном росте. Беспрерывный самостоятельный и самодостаточный поиск красоты в окружающем мире.
Никто не укажет другому дорогу. Умный человек знает, что бесполезно навязывать личный опыт. Ищущий сам найдёт то, что ему надо.
И сделает нужные выводы.
Желаю вам, дорогой читатель, хороших и своевременных книг. 

С любовью,1.5.


 

4 Комментариев to “Фонетическое беспокойство.”
  1. Daos:

    цитата: «Что за профессия: профессиональное высказывание мнения? Дивно: зарабатывать на хлеб обгаживанием чужого хлеба…. … – чтобы они стали делать, если бы те, по кому они «проходят», перестали писать?..» (с) Веллер, «Кухня и кулуары» )))

    Ах, Боже мой, деточка отравилась карамелью, давайте закроем карамельную фабрику! А то, что деточку никто не заставлял жрать карамель килограммами – к делу отношения не имеет.
    Могу согласиться с тем, что Перумов – производитель карамели, могу согласиться с тем, что единственное обоснование охренительной эпопеи – заколачивание бабок на хлеб с маслом, но не могу согласиться с позицией автора рецензии, которого, в отличие от Перумова и иже с ним, в продаже еще никто не видел.

    Не нравится направление литературы – сделай другую.
    Сам.
    «Хорошую»,
    читабельную и востребованную.
    Выучи правила русского языка.
    Отточи стилистику.
    Набей голову энциклопедическими знаниями. Или хотя бы ежедневно по два часа проводи в «гугле» или википедии, если нет желания пополнять эрудицию старым добрым способом: читая не только фэнтези, или постмодернисткую литературу, или классику, но и хотя бы научно-популярную, я уж не говорю о справочной литературе…

    Вкратце для справки:

    Даны – древнескандинавское племя, от названия которого пошла Дания

    Фесс – греческий корень, не знаю значений, ибо нет под рукой словаря, но есть такая область в Греции Фессалия, родом из которой, кстати, был легендарный Ясон

    Кэр Лаэда – валлийский caer — «зАмок», лаэда… хм, прямых ссылок нет, но лично я вижу опять же греческий корень «аэд», надеюсь рецезенты в курсе, кто такие аэды

    Хедин – нормальное скандинавское имя

    Ракот – вы будете смеяться, я сам смеялся, это «рак» (на македонском), в том числе и тот, который является болезнью. Сама же Македония вновь отсылает нас к Древней Греции…

    Сигрлинн – имя из скандинавских саг, нормальное скандинавское имя… женщины, что характерно…

    Хрофт – реальное наименование (одно из множеств) др. сканд. бога Одина, используемое в сагах

    Этлау – ну не знаю, навевает ассоциации с забытым со школы немецким…

    Хюммель – немецк. «шмель», и название немецкой самоходной гаубицы, 150 мм, разработанной в 1942 году, и причинившая немало неприятностей русским войскам…

    Бран – 1. персонаж валлийской мифологии, 2. Название румнского замка, в котором, между прочим, жил сам Дракула… 3. «ворон» на ирландском

    Поури/Паури (powrie) – 1. Во-первых, это нередкая англоязычная фамилия, их нужно пожалеть, ибо, согласно логике Полторацкого, их фамилия достойна лишь насмешек (например, стоит пожалеть актеров Кэмерон Поури, Грега Поури и певицу Гленну Поури – их фамилии светятся в яндексе на первых страницах);
    2. во вторых это слово само по себе из английского языка, цитирую
    «A Red Cap or Redcap, also kow as a «powrie» or «duter», is a type of malevolet murderous dwarf, gobli, elf or fairy foud i Border Folklore. They ihabit ruied castles foud alog the border betwee Eglad ad Scotlad. Redcaps are said…»
    надеюсь, столь умный, интеллигентный мальчик сможет понять английский… для прочих скажу вкратце – это вид гномов из пограничного фольклора…

    Орлангур… лично у меня возникает ассоциация с Орландо, не тем, который Блум, а тем, который «Неистовый Роланд» – герой французского эпоса… образец рыцаря-христианина. Орландо – итальянский вариант имени Роланд…

    Демогоргон – с греческого буквально «ужасное божество», частый гость европейских книг, начиная с незабвенного Боккаччо…

    Прадд – валлийск. prudd – мрачный…

    Сугутор – ссылок нет, но не факт, что это не очередное валлийское словечко, которое я не могу адекватно транскрибировать…

    Таким образом, из 15 названных товарищем критиком «ономастических окказионализмов» таковыми является лишь 4-5 от силы… и то, при определенной эрудиции можно построить некоторые гипотезы об этногенезе этих «фонетических безобразий», что я и попытался сделать в некоторых случаях…

    NB согласен, Перумов придерживается эклектики, судя по всему… ну да, графоман – этого никто не отрицает, но…

    …не стоит едва вылезшему из пеленок разума, обиженному юноше (отняли детство!!!) поливать саркастическими помоями нормального трудолюбивого (!) дяденьку…

    …если автор рецензии еще в самом начале так облажался, ибо поленился в детстве почитать хотя бы скандинавскую мифологию в пересказе для детей и тогда нашел бы столь жаждаемую «хоть капельку этимологического смысла», но…

    в-общем, Веллер был прав насчет «обгаживания»…

    советую, прежде чем писать очередной критический опус, подумать дважды. А потом действительно потратить пару лет на чтение нормальной литературы и не только художественной, тогда может и выйдет толк из мальчика, объевшегося карамелью…

    • Анатолий Квашин:

      Ой, доброго времени суток.
      Знаете, Олег, очень понравился Ваш комментарий. Очень. Давно не видел такого толкового, содержательного, объективного, а главное – лаконичного коммента. Только можно пару слов – нет, даже не возразить – просто сказать? Но можно я по пунктам, можно? А то писать связный текст, к сожалению не успеваю – мне еще Википедию читать, а потом надо еще полистать Атлас огородных вредителей, ибо забыл, к какому класс тли относятся, а это непорядок(
      1) По поводу этимологии имен. Насчет скандинавских корней/ссылок – да, безусловно. А вот насчет всего остального… Судя по всему, Вы сами не занимались изысканиями в данной области, поэтому – можно источник? Ведь, как Вам, разумеется, известно, для восстановления слова производящего мало одного фонетического сходства. Необходима еще и семантика. И доказательность. Например, у меня нет информации о том, знаком или не знаком г-н Перумов с валлийским. Наверняка, знаком как один из первых толкиенистов, да. Я уж не говорю о Ваших личных ассоциациях. Без четких доказательств нет этимологии. А так мы, извините, скатимся до этимологии Задорнова и Драгункина.
      Отдельной строкой – спасибо за замечание об Орландо и Роланде.От него я раастаял настолько, что – чорт с ним – готов вместе с Вами производить Орлангура от Орландо. или хотя бы от корня *or(l).

      2)По поводу Вашей реакции на Автора статьи (нет-нет! никак не рецензии! рецензии у нас в другом разделе). Согласитесь, уважаемый Олег, писать, что Автора «в продаже никто не видел»- по крайней мере, глупо. С каких пор показатель «продажи» стал приоритетным? Вы же помните, что лучшие литераторы – хотя бы России – всегда «избегали» – в лучшем случае – больших тиражей при жизни, если не вообще возможности издаваться. Да что там России – вспомните гениального Кафку, в завещании запретившего издавать свои произведения. Это уже не говоря о элементарной разнице Перумова и Полторацкого в возрасте, коммерческом опыте, географии, да в жанре, в конце концов.
      «Не нравится направление литературы – сделай другую.» Так ведь делает. И не направление ему не нравится. а конкретный писатель. конкретный. Этак Вы и реализм к одному лишь Толстому сведете.
      Быть эрудированным человеком – хорошо. С этим я спорить не буду. Я не Холмс. Но и Вы, пожалуйста, не забывайте, что справочная и т.н. научно-популярная литература не делают эрудированным. Полуэрудированным – да. В лучшем случае. В худшем – пустоэрудированным, кроссвордистом-любителем. Хотя нет, в худшем – вообще ничего не делают.

      И – в завершение – хочу выразить свою искреннюю радость, что этот комментарий был написан не в XIX – нач. XX вв. Надеюсь, Вы понимает, к чему я это.

      • Полторацкий Иван:

        спасибо Вам, Анатолий, за то ,что выразили моё собственное мнение. Мне как-то ленб было писать об этих элементарных вещах. да и некогда -заучиваю наизусть БСЭ, чтобы не показаться неумным в опществе интеллектуалов-вредителей.
        тут столько всего хочется добавить….
        но у меня уже не фонетическое беспокойство, у меня интеллектуальная паника.
        Я вспомнил, что там в книжках был персонаж , именуемый «Спасителем» ( некий прообраз Иисуса Христа) . Бородатый мужчина в серой хламиде, который стремится всё пожрать и уничтожить и ничего более. Абсолютная машина смерти. и служители культа тоже ничего, кроме кровищщи знать не желают.
        Очень оригинальный подход к мировой культуре.

  2. Полторацкий Иван:

    Спасибо большое, теперь я приобрёл массу полезных и необходимых знаний.
    Я думаю, что Перумов тоже неплохо умеет пользоваться гуглом или библиотечным каталогом, я уважаю трудолюбивых людей, даже считающих, что за два года чтения «нормальной» литературы можно чего-то добиться.
    Жаль,что Вы не дочитали статью до конца. Там автор слегка намекает на необходимость самообразования, да не в этом дело. Хотелось добавить только:
    «Даже торговец шерстью должен думать не только о том, чтобы самому подешевле купить или подороже продать, но еще и о том, чтобы вообще беспрепятственно могла вестись торговля шерстью.»
    источник, я думаю, вы можете найти сами

Оставить комментарий

(обязательно)


(обязательно)




я не дурак