Бунт-после-смерти.

21 Сен
2010

Автор: Сергей Николаев

Мамочка и шлюхаМай 68-го. Глаза раскрыты страстью до предела. Мгновение ясного взора – невыносимое напряжение – свет невозможного и – поражение. Черный квадрат. Здесь начинается кино: Мамочка и шлюха, реж. Жан Эсташ, 1972 – лента, признанная дневником бунта-после-смерти.

Александр сгорел в революции – перед нами герой прошедшего, Оссиан на улицах Парижа 72-го, пропастью отделенного от его родного Парижа 60-ых: голосом тихим о безмерно далеком, голосом мертвым о своем одиночестве. Он живет как (где, зачем, почему…) придется – “городской житель обреченный на скуку”; он – никто, он не живет, он – только голос и печаль. Героини молчат – мы слышим лишь бесконечный монолог Александра. Его встречи с Жильбер – столкновение жизни невыносимой (которая все же выносится!) с поэзией невозможной (которая все же поет!). Столкновение и есть внутреннее содержание фильма, являющееся нам во многих формах: как столкновение шумных кафе и дорогих ресторанов, солдат и денди на дорогих авто, революции и государства, борьбы и смирения, волнения и покоя, напряжения и усталости, мечты и действительности, внутреннего и внешнего, чувственного и абстракций… Чувственного и абстракций! Александр вспоминает о лимонаде и пузырящемся слове “лимонад”, носит с собой поэзопортрет:

волосы…………….волосы

лоб………………………..лоб

брови…………………брови

глаза…………………..глаза

– он помнит время, когда вещи и их имена пахли, звучали волнующим светом!

Сейчас только пустое движение времени, телевизор, журналы, “ни одного хорошего фильма за два года”, алкоголь, преступники, проститутки, а главное – любовные самодурства и пьяный Сартр… Тошнота! Мгновенные проблески чистого чувства, слабые и отчаянные, тотчас душит молчащая жизнь. Тошнота подступает все ближе к горлу и вырывается монологом Вероники, мешаясь с ее светлыми мечтами. Александр, пытаясь вернуть отнятый голос – последнее прибежище от желто-зеленого вкуса во рту – следует за Вероникой – Вероника блюет – Александр молчит.

 

Этот фильм о побежденной страсти к очищению и вместе с тем – о неизбежности очищения: либо “наглость, двуличие, ложь и подлог” сгорят в пожарище напряженной борьбы, либо Вероника, отчаянная и усталая, будет блевать, утопая и захлебываясь собственной грязью.


 

2 Комментариев to “Бунт-после-смерти.”
  1. synhronize:

    а теперь давайте посмотрим на этот фильм с женской точки зрения,т.е. моей.
    что ж вы забыли о la maman et la putain? как никак название фильма обязывает обратить на них внимание. на протяжении практически всего фильма мы только и слышим,что голос Александра, который «говорит о высокопарных вещах, абсолютно смехотворных и претенциозных» (как скажет потом Вероника). лично я не думаю,что они были такими уж смехотворными,порой слушать было интересно.

    но разве ж это главное? для меня самым запоминающимся и по-настоящему трогательным был монолог Вероники, la putain (хотя с этим определением стоит поспорить), который длится около 15 минут! не буду сейчас пересказывать,что там было, кому надо тот посмотрит (лучше с субтитрами). но Александру всё это время только и остается,что сидеть, повесив голову. пусть теперь он послушает…женщина, которая спит со всеми подряд, – это не шлюха. она хочет любить, любить и чтобы её любили, и чтобы замуж позвали и сделали ребенка из любви. вот и все. обычное человеческое чувство, ничего бунтарского. но разве это не есть самое главное? просто любить, не играя (что не совсем просто).

    какой бунт? какой май 68-го года? его уже нет,он остался лишь «приятным маем» на страницах календаря (помните песенку Эдит Пиаф в конце?). пора взрослеть. и последняя фраза Александра, сказанная Веронике, «вы выйдите за меня?»- еще один шаг к ответственной за себя и за того,кто тебя любит, жизни.

    а про la maman-то мы забыли. но зато режиссер про нее помнит. Одна из последних сцен: длинный план, звучит песня Эдит Пиаф, а на постели одиноко лежит Мари, закрыв лицо руками. еще одна любящая женщина.

    P.S. надеюсь такой комментарий не будет лишним, для полноты картины.

    • nisergej:

      synhronize, спасибо за замечание – его мне делали уже не раз. постараюсь ответить спокойно и последовательно, что никогда не удавалось.
      1
      роль Александра исполняет Жан-Пьер Лео, известный героями с «нежной кожей», особенно Антуаном Дуанелем. Мы видим того же героя в 72-ом – когда грубый мир взял вверх, когда непожелавшие огрубеть умерли или превратились в тени (вспомните друзей Александра).
      2
      есть противоположение нашей троицы и Жильбер: тех, кто тонет и той, что пытается хоть как-то жить дальше. Никто не счастлив, никто не прав.
      3
      Первые ни на что не способны – у них нет сил, чтобы встать. поэтому все попытки «повзрослеть» приведут только к полному бессилию (последний кадр). и в этом бессилии все трое равны: Мари и Вероника также не могут любить Александра, как он не может жениться на одной из них или на Жильбер.
      4
      я не «восхваляю» Александра
      5
      Мари, Александр, Вероника врут, когда говорят искренне
      6
      все, мною написанное, подчинено вопросу последних строк: что мы будем делать, когда пройдут наши три с половиной часа тошноты?

Оставить комментарий

(обязательно)


(обязательно)




я не дурак