Татьяна Злыгостева

19 Сен
2010
Татьяна Злыгостева

фото: Кристина Кармалита

Родилась в 1983 году в городе Новосибирске. В 2007 году закончила факультет журналистики НГУ. Работала главным и выпускающим редактором в различных новосибирских  журналах. На данный момент работает журналистом и фотокорреспондентом в газете.  Публиковалась в нескольких литературных журналах, в том числе в московском «Дети Ра», томском «Сибирские Афины», также стихи опубликованы в питерском сборнике «Честь и радость». Зимой этого года совместно с новосибирским поэтом Петром Матюковым выиграла поэтический конкурс новосибирских «Ведомостей». По итогам конкурса напечатана книга стихов. Также стихи печатались в «Вечернем Новосибирске» и «Ведомостях». Постоянно участвует в поэтических чтениях, которые организует сообщество «Негромко читать и вдумчиво слушать». В 2008, 2009 и 2010 годах выступала на фестивале Сибирский Шестиструнный Андеграунд. В этом году ее стихи вошли в аудиосборник фестиваля – «Даже не джаз».


Среда обитания, вывернись наизнанку,
Покажи то немногое, что приемлемо:
Позабытую всеми ранку,
Нечто нехарактерное
Для общей массы, траченной полимером:
Вот дом, порожденный серым –
Невнятный колер пасмурной штукатурки,
Выцветший воздух девятого ноль четвертого,
Солнце, весна, окурки.
Ошметки плоти – струпья сырой лепнины –
Из балкона растят свое неживое тело.
В блеклом растворе аквамарина –
Ветки черемухи  – а капелла.
Но если заставить себя чуть выше
Поднять глаза – за балконной гнилью
Цветет по горчичной жиже
Якобы фреска – с пылью,
С листьями и цветами,
Что там – вьюнок? Люцерна
Совсем невидимая местами,
Но – доступная глазу в целом.
А после неплохо бы влить в зрачок,
Как из подъездного полумрака
Выходит сухонький старичок:
Он будет гулять с собакой.

Запомнить это, сделать своим. Уменьшить,
Поскольку память – небезразмерна.
Так как простые вещи
Ускользают гораздо проще,
Чтобы было о чем, к примеру,
Подумать бессонной ночью,
Нужно прилежно копить осколки.
Кстати, это сгодится в худую пору –
Дыры в пространстве, открытом взору,
Зашивать без стальной иголки.

Кричит ребенок в грохоте метро,
Густеют за окошком провода –
И каждый провод множится на два
От скорости. Обтянуто бедро
Красавицы: там, в джинсовом раю
Конечности срастаются, чтоб вазу
Составить для невинного цветка,
И душный шарф, и пламенеют стразы.
Воды, воды – хотя бы два глотка:
От грохота пересыхает горло.
Мы едем, едем, едем, едем в ад –
Кричит ребенок; плотный, темный плат
Земля над нами добрая простёрла

В этом городе лето – оно не моё. Пустое.
Так кусты невозможны! И так невозможны люди!
Поцветёт – и обманет – а завтра опять не будет.
Поцветёт и обманет – и тёплый ларец закроет.
Лето, лето. Оно отцветет, пустое.
В этом городе лето -
Таким государственным строем,
Где кошмарны запреты
И яростны идеалы.
Расстилает июнь мой лоскутное одеяло -
Желтый, белый, зелёный.
Иные цвета – в опале.
Триединая вера – на складках, на одеяле.
Где-то – плотное, где-то – прозрачный батик,
Где-то жаркий пылающий малахит,
Лето, душное, как скандал.
Лето, круглое, как пятак.
И белеет рябина – жестоко, как кардинал,
И желтеет акация, как
религиозный фанатик -
То-то связки срывает, юродствует, голосит.
А зеленое – немо,
И зелено даже небо.
Только лето такое, оно не мое. Не стоит.
Это слёзные железы, солоно – цвет мне застит!
Сладко плачется, жжется слеза до страсти.
Не могу успокоиться, удержаться -
И от слёз мне сиренева-фиолетова
Эта сочная зелень летова.
Только что-то сквозь слёзы силится
Слиться – абрис тревожный ириса.
Слиться силится ересь ириса -
Льётся-выльется ересь ириса,
Слиться силится, льётся, выльется,
Цвет сиреневый – ересь ириса!


 

Оставить комментарий

(обязательно)


(обязательно)




я не дурак