…ты просыпаешь в О’Харе…

17 Сен
2010

Автор: Кристина Андерс

Их дети сходят с ума
От того, что им нечего больше хотеть.
Б. Гребенщиков

О кризисе современного общества мыслители кричат уже больше века. Европа убедилась в этом в середине прошлого столетия: мировые войны как иллюстрация ее самоубийства. В безграничное счастье капитализма, свободы и прогресса, который способен наделить человечество сверхсилой и спасти, верить сейчас не только наивно, но даже опасно. Потребительское общество нацелено только на удовлетворение сиюминутных потребностей и желаний, но счастье и благоденствие не могут быть достигнуты таким путем. А разочарование в мечте о независимости приходит с мыслью о том, что «все мы только колесики в бюрократической машинке». Обратная сторона «славного» технического прогресса отражается, как в зеркале, в экологических катастрофах. Великие надежды терпят крах: индустриальный мир не сумел выполнить своих обещаний. А вечные вопросы «почему?» и «что делать?»  остаются первоочередными.

Одними из первых о необходимости преодоления кризиса и создания нового гуманистического общества заговорили философы так называемой Франкфуртской школы еще в 30-е годы прошлого века. Представители этого социально-философского направления обладали невероятно прогрессивными для своего времени взглядами, благодаря которым они смогли на основе социо-, психологических исследований создать «критическую теорию», основывающуюся на критическом переосмыслении проблем цивилизации.

Главным духовным лидером Франкфуртской школы был психолог и философ Эрих Фромм. Разбираясь в вопросах возможной альтернативы той катастрофе, которую готовит индустриальное капиталистическое общество, мыслитель разрабатывает новую модель общественного устройства. Его концепция основывается на противопоставлении двух фундаментальных способов человеческого существования – обладание и бытие.

Современный человек втиснут в рамки модуса обладания. В нашем обществе действует формула, определяющая личность: я есть то, чем я обладаю и что потребляю. С этим легко согласиться, ведь для того, чтобы жить нам надо иметь какие-то вещи, а для того, чтобы ими пользоваться, сначала нужно их приобрести. Более того, и в условиях рыночной экономики взаимоотношения людей принимают характер владения собственностью: люди превращаются в вещи, труд человека, эмоции и духовные ценности становятся таким же товаром, как автомобиль или холодильник. Что делает человек, собираясь на какую-нибудь важную для него встречу – будь то собеседование или свидание? Он готовится к ней, проигрывает в голове возможные ситуации вопросов-ответов, ранжирует  в порядке значимости свои лучшие и худшие качества – другими словами, заранее прикидывает свою цену. Так и «индивидуализм» – такое положительное качество современности в смысле «освобождения от социальных пут» – имеет негативную сторону – «право собственности на самого себя, то есть право (и обязанность) приложить всю свою энергию к достижению собственных успехов». Важнейшим объектом обладания – товаром, если хотите, в таком случае, становится собственное «я»: карьера есть не что иное, как выгодная продажа своих знаний, умений и навыков. Живя по принципу «обладание» человек  видит свое счастье в превосходстве над другими, в сознании своей силы. И такой взгляд на жизнь свойственен большинству людей, им кажется, что это естественно и нормально, ведь так живут все.

by Сартари

коллаж: Катерина Татарникова

Модус же бытия представляется сложным, непонятным и почти не мыслимым. Человеку «рыночного типа» сложно представить, как можно просто «быть». Модус бытия, в первую очередь, не объект или результат, а процесс, формирующий духовные и моральные принципы. Для человека бытийного существования счастье состоит в том, чтобы любить, делиться, жертвовать, то есть жить и давать жить другим. «Быть» значит дать выражение всем способностям, задаткам и талантам. Живое продуктивное мышление и творчество становятся основами существования по принципу бытия. Подлинная свобода – это не свобода от всяких рамок, а свобода для того, чтобы расти и развиваться. Человек должен быть деятельным, активным, находящийся в постоянном движении. Таким образом, «бытие» в данном смысле и пассивность не совместимы. Однако, стоит чувствовать тонкую грань между активностью и просто занятостью, когда мы вроде и не сидим без дела: работаем, ездим, встречаемся с друзьями, но на самом деле стоим на месте, не сделав ни малейшего шага к собственному росту.

Кажется, что обладательный модус так глубоко укоренился в человеческой натуре, что искоренить его практически невозможно. Но это большое заблуждение, так как в природе человека заложены черты как потребительской, так и экзистенциальной ориентации: инстинкт самосохранения усиливает модус обладания: потому что «имея что-то» (например, дом, оружие, одежду) способность выжить в значительной мере увеличивается, но в человеке от рождения заложена потребность «быть»: давать выход своим эмоциям и способностям, проявлять активность, испытывать чувства  к другим людям – любовь, ненависть, равнодушие etc., «вырываться из тюрьмы собственного эгоизма и одиночества».

Фромм убежден, что только тогда, когда люди начнут жить в модусе бытия, т.е. кардинально изменив тип мышления, можно будет создать новое экзистенциальное общество, способное спасти человечество и решить глобальные проблемы. Каким должен быть новый человек? Все просто: готовый отказаться от большинства форм обладания ради подлинного бытия, уверенный в себе, осознающий, что никто, кроме нас самих не может придать смысл нашей жизни, любящий жизнь, имеющий воображение и способность фантазировать, умеющий быть счастливым и не боящийся раскрывать свое творческое начало.

Безусловно, Фромм утопичен и проект его общества видится идиллической сказкой. Вот только основные черты нового современного человека кажутся весьма прогрессивными, способствующими развитию личности. В сущности, Фромм призывает быть свободным и радостным, и спасение напрямую сопряжено с творчеством – как яркой искрой истинности. Выбирать нам с вами: будет это живое слово или заезженный штамп, подлинная радость жизни или удовлетворенная алчность, активное желание перемен или опущенные глаза и руки?

P.S. Позднее деятели Франкфуртской школы будут обвинены в смелости и вольности своих учений. «Рассуждая о смерти Запада, мы должны рассматривать Франкфуртскую школу как главного обвиняемого в этом преступлении» – заявляет Патрик Дж. Бьюкенен, современный американский политический деятель. Эти нападки лишь доказывают значимость «критической теории» в развитии и становлении общества, а может быть, «кому-то» просто нужно найти виновных, на которых будет сброшен груз ответственности и на примере которых можно показать, как делать не стоит, ведь «кому-то» тоже хочется оправдания. 

  • To Have or to Be? (englischsprachige Originalausgabe), Erstauflage 1976.
  • Haben oder Sein. Die seelischen Grundlagen einer neuen Gesellschaft. Mnchen: dtv, 2004, 32. Aufl., 215 S.
  • Иметь или быть? — М.: Прогресс, 1990

 

Оставить комментарий

(обязательно)


(обязательно)




я не дурак